Высокая доля услуг в ввп. Сфера услуг в современном воспроизводственном процессе российской экономики. Специфика ВВП России

Несмотря на ориентированность нашей экономики на добычу и продажу полезных ископаемых, их взнос в ВВП России постепенно снижается. В 2016 г. на добычу и обработку полезных ископаемых приходилось 23,3%, в 2015 г. — 24%, а в 2012 все 26,1%. Таким образом, за 4 года их доля снизилась почти на 4 процентных пункта.

Вызвано это всплеском активности на рынке услуг. Согласно данным Росстата данный вид деятельности за 9 месяцев 2016 г. принес ВВП России 9,4 трлн. рублей, увеличившись с 2012 г. на 3,1 трлн. рублей.

Доля отраслей в ВВП России (%)

Источник: Росстат

Также растет и основная отрасль, занимающаяся импортозамещением, — сельское хозяйство. Если в 2012 г. его доля составляла 3,8%, то сегодня уже 4,4%, а в абсолютных цифрах это новые 400 млрд. рублей.

Оптовая и розничная торговля напротив, существенно сдала свои позиции, за 4 года потеряв 3 процентных пункта.

Добыча полезных ископаемых принесла России с января по сентябрь 5,2 трлн. рублей, а обрабатывающая промышленность 7,5 млрд.

Резюме

По подсчетам Росстата, ВВП России за 9 месяцев 2016 г. снизился на 0,7%. По итогам года, возможно, падение окажется еще более скромным. По вкладу услуг в экономику наша страна приближается к развивающимся странам, сейчас их доля составляет порядка 61,5%, в то время как на производство приходится 38,5%. Для сравнения, в США сфера услуг приносит около 72,5% ВВП. Однако часть производства страны вынесена в другие государства, поэтому они могут себе это позволить. Россия этим похвастаться не может, поэтому без возрождения промышленности мы вряд ли сможем вернуться в список крупнейших экономик мира.

Напомним, что по данным Всемирного банка по размеру ВВП наша страна опустилась с 8 места в 2012 г. на 13 в 2015 г. В 2016 г. мы можем вернуться в топ-10, правда благодарить за это нужно будет не промышленников, а Центральный банк.

Доля отраслей в ВВП России (%; за исключением налогов)

2012 2013 2014 2015 2016 С/Х 3.8 3.8 4 4.3 4.4 Рыболовство 0.2 0.2 0.2 0.3 0.3 Добыча полезных ископаемых 11.1 10.4 9.1 10.1 9.6 Обрабатывающие производства 15 15.1 13.7 13.9 13.7 Происзводство эл/энергии, воды, газа 3.4 3.5 2.9 2.7 2.9 Строительство 6.8 7 6.5 5.4 5.2 Оптовая и розничная торговля 18.8 17.4 16.1 15.9 15.8 Гостиницы и рестораны 1 1 0.9 0.9 0.9 Транспорт и связь 8.7 9 7.4 7.5 7.6 Финансовая деятельность 4.5 5 4.9 4.3 4.9 Операции с недвижимостью и др. услуги 12 12.1 16.8 17.3 17.3 Госуправление 6.4 6.7 8.6 8.3 8.2 Образование 3 3.1 2.8 2.7 2.6 Здравоохранение 3.7 4 3.9 4.1 4.2 Коммунальные услуги 1.6 1.7 1.6 1.6 1.7 Домашние хозяйства 0 0 0.6 0.7 0.7

/* Here you can add custom CSS for the current table */ /* Lean more about CSS: https://en.wikipedia.org/wiki/Cascading_Style_Sheets */ /* To prevent the use of styles to other tables use "#supsystic-table-5" as a base selector for example: #supsystic-table-5 { ... } #supsystic-table-5 tbody { ... } #supsystic-table-5 tbody tr { ... } */

В современных условиях успешное развитие национальной экономики и ее включение в систему международного разделения труда невозможно без развития сферы услуг. Структуру ВВП всех развитых стран характеризует высокая доля третичного сектора (65-70% и выше). В России доля услуг в общем объеме ВВП возросла с 34,9% в 1990 г. до 60,4% в 2003 г.(т.е. в 1,7 раза), впоследствии несколько сократившись до 57,9% в 2007 г. (табл. 1).

Таблица 1

Доля валовой добавленной стоимости отраслей сферы услуг в ВВП (в текущих основных ценах, в процентах к итогу), классификация ОКВЭД*

Показатель

ВВП в основных ценах








производство товаров

производство услуг

в том числе:

транспорт и связь

финансовая деятельность

образование







В результате «номинально», по величине доли сферы услуг в ВВП Россия находится на уровне развитых стран с постиндустриальной экономикой. Однако говорить об окончательном переходе российской экономической системы к постиндустриализму было бы преждевременно. В частности, на международных рынках Россия по-прежнему выступает, прежде всего, как поставщик сырьевых ресурсов. Тем не менее динамика экономики страны после перехода от административно-плановых к рыночным принципам хозяйствования все в большей степени определяется динамикой сферы услуг. В этих условиях представляется актуальным исследование роли нематериального сектора в современном воспроизводственном процессе в рамках народного хозяйства России 1 .

Наиболее заметный рост доли валовой добавленной стоимости в структуре ВВП в текущих ценах наблюдался в период с 1990 г. по 2007 г. в следующих отраслях: в связи -примерно в 1,7 раза; в оптовой и розничной торговле - примерно в 3,4 раза (наибольший рост наблюдался в 1991-1992 гг. - с 12,2 до 29,1%); в финансовой деятельности - примерно в 5,8 раза (наибольший рост наблюдался в 1992-1994 гг. - с 2,2 до 5,2%); в операциях с недвижимым имуществом (в номенклатуре ОКОНХ) - примерно в 37 раз - с 0,1% в 1991 г. до 3,7% в 2003 г. (наиболее бурное развитие пришлось на 1998-2002 гг.).

Анализ реальной динамики ВВП и его компонент показывает, что ВДС в постоянных ценах в отраслях сферы услуг падала медленнее, чем в реальном секторе экономики, причем в некоторых отраслях даже в самые тяжелые для российской экономики периоды объем ВДС в постоянных ценах не только не уменьшался, но и увеличивался высокими темпами (табл. 2).

Таблица 2

Динамика ВДС в отраслях сферы услуг и ВВП, % (в постоянных ценах 1995 г., 1995 г.=100), классификация ОКОНХ*

Показатель

Производство товаров

Производство услуг

Транспорт

Торговля и заготовки

Информационно-вычислительное обслуживание

Операции с недвижимым имуществом

Общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка

Геология и разведка недр, геодезическая и гидрометеорологическая службы

Организации, обслуживающие сельское хозяйство

Шоссейное хозяйство

Жилищное хозяйство

Финансы, кредит, страхование

Наука и научное обслуживание

Здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение

Образование

Культура и искусство

Управление

Итого услуги рыночные

нерыночные

* По данным .

В частности, к таким отраслям сферы услуг относятся операции с недвижимым имуществом, финансы, кредит, страхование, здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение, образование, культура и искусство (их физический объем производства увеличивался на всем периоде 1991-2003 гг.), а также связь, торговля и заготовки, информационно-вычислительное обслуживание (в этих отраслях, несмотря на то, что итоговая динамика оказалась положительной, в период до 1999 г. наблюдалось снижение физических объемов ВДС).

В целом по всей сфере услуг физический объем выпуска достиг уровня 1995 г. в 1997 г., в то время как по отраслям реального сектора это произошло лишь спустя два года (в 1999 г.) В то же время за период 1991-1995 гг. в некоторых отраслях, оказывающих услуги, физический объем ВДС снизился сильнее, чем в реальном секторе экономики (например, геология и разведка недр, наука и научное обслуживание).

Таким образом, если рассматривать структуру ВВП в постоянных ценах 1995 г., то доля всех отраслей сферы услуг в ВВП к 2003 г. оказалась на 11,4 проц. п. меньше, чем аналогичный показатель в текущих ценах (рис. 1). Это свидетельствует о том, что доля отраслей сферы услуг в ВВП росла не только потому, что физический объем производства в отраслях сферы услуг падал медленнее, чем в реальном секторе, но и во многом потому, что рост цен на услуги опережал рост цен на товары, тем самым создавая большую добавленную стоимость в отраслях сферы услуг (особенно отчетливо это проявилось в 1991-1994 гг. и 2001-2003 гг.).

Говоря о роли сферы услуг в функционировании отечественной экономики, нельзя не сказать о качестве и количестве используемых в ней факторов производства. Основным производственным ресурсом этой сферы является труд. Поэтому увеличение выпуска многих отраслей сферы услуг, естественно, не могло произойти без увеличения числа занятых в этих отраслях и соответственно затрат на оплату их труда.

Для всех отраслей сферы услуг характерно наличие в заработной плате элемента, связанного с инфляцией. Снижение заработной платы после 1998 г. привело к тому, что инфляция потеряла определяющее значение для ее динамики, и как следствие этого резко снизились темпы роста затрат на оплату труда уже с 1995 г., когда был пройден период гиперинфляции.

Можно утверждать, что в большинстве отраслей сферы услуг, оказывающих преимущественно нерыночные услуги (образование, здравоохранение, наука и научное обслуживание, культура и искусство), заработная плата играла компенсирующую роль (рост доходов лиц, занятых в этих отраслях, частично компенсировал рост цен на товары и услуги для населения), т. е. повышение заработной платы в данном секторе экономики определялось в основном уровнем инфляции. Но, поскольку указанная мера была явно недостаточной, наблюдалось значительное сокращение числа занятых в этих отраслях.

В то же время в оптовой и розничной торговле, на транспорте и в связи, финансовой деятельности темпы роста заработной платы были обусловлены не только уровнем инфляции, но и тем, что заработная плата играла стимулирующую роль, привлекая специалистов из других отраслей экономики и поднимая престиж этих бурно развивающихся видов деятельности. Тем не менее стоит отметить тот факт, что официально темп роста заработной платы, например в отрасли «финансовая деятельность», превышал аналогичный показатель в отраслях «образование», «культура и искусство» всего лишь в 1,5 раза, что явно не отвечало сложившейся ситуации на рынке труда и являлось косвенным свидетельством увеличения доли неофициальной оплаты труда в наиболее динамично развивающихся отраслях сферы услуг (табл. 3).

Таблица 3

Численность занятых и фонд оплаты труда в отраслях сферы услуг (в фактических ценах, в процентах к итогу), классификация ОКВЭД*

Требования к уровню образования персонала, формируемого в сфере услуг, в большинстве своем были весьма низкими (работа продавцом, курьером и т.п. не предполагала высшего или среднего специального образования), а уровень заработной платы, тем не менее, был выше, чем в реальном секторе (например, у инженеров). Это несоответствие между уровнем профессиональной подготовки и уровнем заработной платы, естественно, привлекало в отрасли сферы услуг не только специалистов, уже получивших образование по другим специальностям и прежде работавших в отраслях реального сектора, но и молодых людей, только определившихся с выбором будущей профессии. В итоге значительная часть молодежи в тот период либо, вообще, отказалась от высшего или среднего специального образования, либо выбрала профессии, связанные с деятельностью в сфере услуг. В результате сложилась такая структура специалистов, которая не соответствует текущей ситуации промышленного роста.

Вместе с тем производительность труда (отношение выпуска в текущих ценах к численности занятых соответствующим видом деятельности) в сфере услуг на всем периоде с 1991 по 2006 г. была ниже, чем в среднем по экономике (табл. 4). При этом с 1995 г. уровень производительности труда в нематериальном секторе по отношению к среднему по экономике постоянно снижался (за исключением 2003 г.). Самые низкие показатели наблюдались по видам деятельности «образование» и «здравоохранение», что вполне объяснимо с учетом того, что многие соответствующие организации предоставляют нерыночные услуги населению.

Таблица 4

Соотношения уровня производительности труда в сфере услуг и в экономике, %, классификация ОКВЭД*

Показатель

Реальный сектор

Сфера услуг

в том числе:







оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; гостиницы и рестораны

транспорт и связь

финансовая деятельность

операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение

образование

здравоохранение и предоставление социальных услуг

предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

Обращает на себя внимание более низкая, чем в реальном секторе, производительность труда в торговых организациях, несмотря на то, что выпуск отрасли «торговля» рос наиболее значительными темпами. Аналогичная ситуация практически на всем анализируемом периоде наблюдалась по видам деятельности «транспорт и связь», «операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг», «государственное управление». Таким образом, можно утверждать, что в настоящее время трудовые ресурсы в отечественной экономике распределены неэффективно: по итогам 2006 г. производительность труда была ниже, чем в реальном секторе, у почти 65% занятых в сфере услуг (без учета занятых в образовании и здравоохранении).

В условиях экономического роста, обеспеченного в основном отраслями реального сектора, одним из важных ограничивающих факторов называют дефицит трудовых ресурсов. Помимо демографических проблем, причиной этого дефицита, на наш взгляд, является неэффективное распределение трудовых ресурсов между реальным сектором и нематериальной сферой, когда доля сферы услуг в производстве ВВП сокращается (с 2003 г., см. табл.1).

Существенной проблемой ряда отраслей, оказывающих услуги, также является недостаток собственных основных средств и значительных инвестиций на увеличение основного капитала. К таким «капиталоемким» сферам деятельности относятся, прежде всего, транспорт и связь; государственное управление и обеспечение военной безопасности; жилищное хозяйство (в составе раздела «операции с недвижимым имуществом») и коммунальное хозяйство (в составе раздела «прочие коммунальные, социальные и персональные услуги»), в меньшей степени - здравоохранение; образование; торговля, гостиницы и рестораны.

Так, на транспорт и связь приходится около 30% основных фондов экономики, на операции с недвижимым имуществом - около 25%, на здравоохранение - 5%, на государственное управление - 3%. Доля сферы услуг в основных фондах в целом по экономике увеличилась с 49,7% в 1995 г. до 70% в 2006 г. Начиная с 1998 г. темп роста объема основных фондов в этой сфере колебался от 108 до 135% в год в текущих ценах, и от 100,6 до 101,5% в постоянных. В то же время динамика объема основных фондов в реальном секторе до 2000 г. была отрицательной даже в текущих ценах и лишь с 2005 г. превысила динамику основных фондов сферы услуг.

Эти структурные изменения основных фондов сопровождались изменением структуры инвестиций в основной капитал: если в 1990 г. доля отраслей сферы услуг в общем объеме инвестиций составила 30,7%, то к 1998 г. она увеличилась до 58,2%, несколько снизившись к 2006 г. до 54,3%. Однако необходимо отметить, что диспропорция в структуре основных фондов оказалась гораздо более сильной, чем в структуре инвестиций: доля сферы услуг в общем объеме инвестиций оставалась более или менее стабильной в 1998-2006 гг. (на уровне 50-55%), в то время как ее доля в общем объеме основных фондов за тот же период увеличилась на 16%. На наш взгляд, такое несоответствие можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, более устойчивое финансовое положение позволило предприятиям сферы услуг реали-зовывать свои инвестиционные проекты с меньшей долей незавершенного строительства, чем это было возможно в реальном секторе. Во-вторых, сам характер инвестиций в нематериальном секторе иной, чем в промышленности: объекты инвестирования обычно не столь масштабны, соответственно инвестиционный цикл и риски значительно меньше, а это является немаловажным фактором в условиях высокой инфляции, обесценивающей инвестиции в виде денежных средств, временно не вовлеченных в процесс создания материальных основных фондов.

Более высокая финансовая устойчивость предприятий нематериальной сферы обеспечивалась за счет перераспределения прибыли экономики в пользу этой сферы. Если в 1991 г. доля сферы услуг в общей величине валовой прибыли и валовых смешанных доходов экономики составляла 36,6%, то уже в 1995 г. она превысила 53%, а в 2002 г. достигла своего исторического максимума - 67,5%. Данные за 2006 г. свидетельствуют о том, что эта доля снизилась на 10 проц. п., тем не менее оставаясь достаточно высокой - примерно 57%. Причем более 90% прибыли, полученной предприятиями сферы услуг, пришлось на предприятия четырех видов деятельности (в порядке убывания): торговли, операций с недвижимым имуществом, транспорта и связи, финансовой деятельности. Аутсайдерами оказались хозяйствующие субъекты, предоставлявшие услуги в области здравоохранения, образования и государственного управления, что, впрочем, естественно, так как большинство их не преследует цели максимизации прибыли, а функционирует на бюджетной основе для обеспечения прав граждан на бесплатные образование, медицинскую помощь и т. д.

На наш взгляд, столь кардинальное изменение структуры распределения национальной прибыли вызвано в первую очередь диспропорциями в динамике цен на товары и услуги в период трансформации российской экономики и закреплением данной ценовой несбалансированности в период экономического роста.

Сфера услуг явилась одним из факторов, усугубившим инфляцию в российской экономике постсоветского периода. Динамика индексов цен по ее отраслям показывает, что в нематериальной сфере цены на протяжении всего периода 1991-2003 гг. росли быстрее, чем цены на товары. Так, в 1991-1992 гг. в сфере услуг цены выросли в 21 раз (в промышленности - 18 раз), а в 1992-1995 гг. - в 96 раз (в промышленности - 91 раз), и только в 2000-2003 гг. этот рост снизился до 15-30% в год (в промышленности - 5-14%).

Кризис 1998 г. положительно повлиял на соотношение ценовой динамики в сфере услуг и в реальном секторе, несколько сгладив негативную для отраслей реального сектора ценовую ситуацию, складывавшуюся в 1990-1997 гг. в пользу отраслей услуг. Однако после 2000 г. отрасли сферы услуг вновь начали обгонять реальный сектор экономики по темпам роста цен, и к 2003 г. индексы цен на услуги превышали индексы цен на товары почти в 1,5 раза (т.е. примерно на столько же, на сколько в 1995 г.). Таким образом, «положительный эффект» кризиса 1998 г. был исчерпан. В 2004-2005 гг. рост цен на товары (прежде всего благодаря стремительно растущим ценам на энергоресурсы) впервые превысил ценовую динамику в сфере услуг в среднем на 10-14 проц. п. за период. Но уже к 2006 г. эта разница сократилась до 0,9 проц. п.

Вообще говоря, на соотношения ценовой динамики на услуги и товары в условиях либерализации цен влияли прежде всего факторы ценообразования. При формировании цен на товары производитель ориентируется на себестоимость и на соотношение спроса и предложения. В экономических условиях, которые сложились в стране в 1990-1998 гг., совокупный спрос был ограничен низкой платежеспособностью населения и отраслей реального сектора. В то же время формирование цены на большинство услуг имеет свою специфику вследствие своеобразного характера спроса на этот вид «товара», прежде всего потому, что услуги производятся непосредственно в момент потребления, т. е. только тогда, когда потребитель уже «согласен» с ценой. Необходимо также отметить тот факт, что во многих случаях (это в первую очередь касается услуг транспорта, связи, торгового посредничества и ЖКХ) предприятия сферы услуг действуют в условиях локально-монопольного рынка, что также позволяет им устанавливать цены, ориентируясь преимущественно не на спрос, а на собственный уровень рентабельности.

Таким образом, на рынке, в первую очередь «производственных» услуг, действовала следующая система ценообразования: в условиях высокой инфляции и распада системы материально-технического снабжения предприятия реального сектора были вынуждены обращаться к услугам торговых посредников для того, чтобы реализовать как можно больше продукции за наиболее короткий период. Торговые посредники в силу объективных причин (высокий уровень затрат на заработную плату, высокая арендная плата, рост тарифов на перевозки и электроэнергию), а также часто пользуясь положением местного монополиста и опираясь на собственные представления о рентабельности, устанавливали высокие цены на свои услуги. В свою очередь лишенные оборотных средств предприятия реального сектора были вынуждены обращаться к услугам финансового посредничества.

Цены на услуги финансового посредничества определялись, в том числе, и уровнем доходности государственных ценных бумаг типа ГКО-ОФЗ. Решая вопрос о выдаче кредита, банки и инвесторы выбирают из двух альтернатив: либо вложить деньги в государственные облигации, которые по условиям обращения являются безрисковыми и высокодоходными даже при высокой инфляции, либо выдать кредит предприятию, рискуя не получить его обратно. В результате, в условиях гиперинфляции цены на услуги финансовых посредников также росли очень высокими темпами. Предприятия реального сектора оказывались «загнанными в угол», и им приходилось платить за услуги по ценам, которые росли быстрее, чем цены на товары.

Уровень и динамика цен на услуги, наряду с ценами на сырье, перераспределяли национальную прибыль в пользу сферы услуг и добывающих отраслей промышленности, тем самым сужая возможности развития высокотехнологичных обрабатывающих производств, что в свою очередь тормозило развитие всей российской экономики.

За рассматриваемый период изменялась не только роль сферы услуг в целом в формировании ВВП и в функционировании экономики, но и структура самой сферы услуг (рис. 2) 2 , что было вызвано переходом к рыночным принципам хозяйствования. Такие традиционные виды деятельности, как транспорт или жилищно-коммунальное хозяйство, сократили свой выпуск (и соответственно долю в выпуске сферы услуг). Увеличился выпуск отрасли «связь», что, в частности, является следствием появления и бурного развития в стране мобильной телефонной связи.

Самые существенные изменения связаны с изменением роли торговли. Если в 1990 г. выпуск этой отрасли составлял лишь около 17,5% выпуска всей сферы услуг, то в 2000 г. ее доля составила уже 39%, а в 2007 г. - 35%. Это объясняется воздействием нескольких основных факторов. Во-первых, существовала необходимость расширения этой отрасли при переходе от плановой к рыночной экономике, когда всем предприятиям реального сектора необходимы были услуги торговых посредников для налаживания новых межпроизводственных связей. Во-вторых, большая часть краткосрочных инвестиций (а в России подавляющее большинство инвестиций до 1998 г. - краткосрочные) направлялась именно в сферу торговли, так как здесь период окупаемости самый низкий, что привлекало инвесторов в условиях высокой инфляции. В то же время имело место и такое явление, как холдинговая прибыль, т. е. изменение стоимости товаров в результате повышения цен за время нахождения их в запасах. Таким образом, предприятия торговли имели возможность привлекать финансовые ресурсы для увеличения объема услуг с тем, чтобы обеспечивать растущий спрос со стороны экономики.

Так называемый третичный сектор (услуги) включает транспорт и связь, быстро развивающиеся деловые услуги (информационные, бухгалтерские, юридические), науку, образование и здравоохранение. Еще к этой отрасли относят финансы, кредит и страхование, индустрию развлечений и туризм, торговлю и общественное питание, личные услуги, а также государственное управление. Быстрое увеличение доли сферы услуг в ВВП развитых стран получило название "сервисизация экономики".

Развитие сферы услуг в азиатских странах во второй половине XX века тесно связано с процессом индустриализации: она способствовала укреплению ряда старых и возникновению новых отраслей в третичном секторе. Эволюция сферы услуг, в свою очередь, меняла облик промышленности и ее структуру. За годы независимости произошли коренные сдвиги в профессиональном уровне занятых в индустрии, наблюдался динамичный рост численности инженерно-технического персонала, почти с нуля были созданы научно-исследовательские центры во многих азиатских странах.

Напомним, что в 1950 году в Азии (без Японии) порядка 80% экономически активного населения было занято в сельском хозяйстве (где создавалось свыше половины ВВП), 8% - в промышленности (15% ВВП). В сфере услуг тогда работало 12% самодеятельного населения и создавалось около 1 / 3 ВВП.

К 2000 году доля занятых в сельском хозяйстве Азии сократилась примерно до 42%, а вклад агросферы в ВВП - до 15%. В промышленности работало около 17% занятых, которые создавали свыше 40% ВВП, а в сфере услуг - более 40% (чуть менее 45% ВВП). В отличие от развитых государств, в странах Азии происходило дальнейшее увеличение абсолютного числа занятых в промышленности, а в крупнейших государствах - и их доли в экономически активном населении.

Таким образом, наиболее производительным подразделением хозяйства в начале нынешнего века была индустрия. Вместе с тем промышленные предприятия смогли внести лишь весьма ограниченный вклад в решение проблемы занятости в Азии. Основной сферой поглощения рабочей силы, освобождавшейся в сельском хозяйстве, как видно из приведенных выше цифр, стали услуги, в которых производительность труда теперь существенно ниже, чем в промышленности. В то же время этот сектор опережает другие подразделения по общему объему созданной добавленной стоимости (таблица "Доля сферы услуг в ВВП стран и теориторин Азии в 1950-2005 гг."), а занятость в нем часто выглядит намного привлекательнее, чем работа в сельском хозяйстве.

Доля сферы услуг в ВВП стран и теориторин Азии в 1950-2005 гг., %
Страны и территории Азии 1950 1960 1970 1980 1990 2000 2005
Китай 17 17 11 24 33 43 40
Индия 33 30 31 38 41 50 54
Индонезия 32 32 33 32 42 39 41
Пакистан 33 39 41 45 49 51 53
Бангладеш ... ... 32 38 50 51 55
Таиланд 28 42 46 46 50 49 46
Филиппины 40 44 43 40 44 52 53
Вьетнам ... ... ... ... 39 39 38
Республика Корея 39 42 43 43 55 60 61
Малайзия 41 41 42 44 44 43 42
Тайвань 44 43 44 42 58 69 74
Сингапур 79 67 61 67 66 67
Гонконг (КНР) 80 62 61 68 72 83 87
Казахстан ... ... ... ... 33 54 56
Узбекистан ... ... ... ... 34 43 43
Афганистан ... 32 34 35 41 20 36
Источники: Болотин Б.М., Шейнис В.Л. Экономика разливающихся стран в цифрах. Опыт справоно-статистического исследования, 1950-1985 годы. - С. 374-383; Key Indicators of Developing Asian and Pacific Countries. - Hongkong-ADB. Oxford University Press, 2003. - P. 104.

За средними показателями скрываются значительные различия между отдельными странами: как по доле сферы услуг в общем объеме занятости и ВВП, так и по производительности труда.

Наибольшими темпами сфера услуг развивается в Гонконге (на нее приходится более 85% ВВП). В Сингапуре, Республике Корея и на Тайване этот рост был наивысшим в последние полтора десятилетия и в настоящее время превышает 65%. Фактически перечисленные страны и территории воспроизвели структуру хозяйства, давно характерную для развитых стран, включая Японию.

Более 50% ВВП создается в сфере услуг таких стран, как Индия, Филиппины, Бангладеш, Пакистан, Шри-Ланка. Однако столь высокий удельный вес третичного сектора не всегда свидетельствует об экономических успехах. В перечисленных и многих других странах во второй половине XX века услуги в растущей мере выступали в качестве отрасли - социального амортизатора, прибежища для неквалифицированной рабочей силы. Прежде всего это касалось торговли (особенно розничной) и личных услуг. Перенасыщенность данной сферы рабочей силой в крупных городах Азии особенно бросается в глаза.

Отдельные отрасли сферы услуг в Азии развивались не так динамично. В частности, это положение долгое время касалось транспорта. Сказывался низкий исходный уровень: в середине XX. века на Азию (включая Японию) приходилось всего 8% мировых железных дорог (к концу века этот показатель увеличился втрое), к числу крупных относились лишь четыре порта - Гонконг, Шанхай, Кобе и Сингапур. В зачаточном состоянии находились автопромышленность и шоссейные дороги, почти отсутствовала гражданская авиация.

Слабость транспортного звена сдерживала прогресс хозяйства. Внутренний рынок оставался недостаточно интегрированным, что не позволяло в полной мере развивать специализацию отдельных районов, выявить эффект масштаба экономики.

В первые десятилетия независимости железные дороги имели особое значение для крупнейших азиатских стран. Однако по мере развития автотранспорта их доля в перевозках снижалась. Характерна ситуация в Индии: в конце 90-х годов на железные дороги приходилось менее 40% грузооборота современного транспорта против почти 90% в 1951 году.

С размахом ведется железнодорожное строительство в Китае. К началу XXI века на КНР приходилось свыше четверти мирового грузооборота железных дорог. Сооружаются скоростные магистрали, в 2006 году введена в строй самая высокогорная железная дорога в мире, связавшая провинцию Цинхай с Тибетом. Но и в этой стране удельный вес железных дорог в перевозках грузов и пассажиров постепенно снижается (за последние 25 лет он уменьшился с 57 до 32%). Этот вид перевозок постепенно уступает место автомобильному, водному и авиационному транспорту.

Морское судоходство в Азии выполняет роль главного грузоперевозчика, а три азиатские страны (Республика Корея, Япония и КНР) возглавляют список ведущих судостроительных держав мира. К числу крупных судовладельцев относятся Гонконг, Сингапур, Тайвань, Иран и Малайзия. В 2001-2005 годах Иран и Саудовская Аравия более чем вдвое увеличили тоннаж танкерного флота.

Крупные программы расширения портовой инфраструктуры, углубления гаваней, а также сооружения специализированных причалов осуществлены в годы реформ в Китае. Восемь китайских портов (не считая Гонконга) входят в число 50 крупнейших контейнерных причалов мира, а по количеству обработанных контейнерных грузов КНР в 2003 году вышла на первое место в мире.

В то же время относительная слабость инфраструктуры может оборачиваться чувствительными валютными потерями. Так, на судах, принадлежавших индийским владельцам, в конце 90-х годов перевозилось менее 35% внешнеторговых грузов. Однако в настоящее время внешнеторговые потоки значительно возросли, а в составе морского флота Индии в 2000 году насчитывалось около 400 крупных судов против 110 двадцать лет назад. Отрицательное сальдо при транспортировке внешнеторговых грузов имеет и Китай, широко использующий услуги гонконгских судовладельцев.

Внутренний речной транспорт не играет существенной роли в большинстве азиатских стран. Одно из исключений составляет КНР, где р. Янцзы является важнейшей транспортной артерией страны.

На страны Азии (включая Японию) хотя и приходится лишь четверть грузооборота и пассажирооборота мирового авиационного транспорта, эта отрасль развивается в последние полтора десятилетия очень высокими темпами. Только в КНР в ближайшие пять лет намечено построить 45 крупных аэропортов. Авиакомпании этого государства, а также Сингапура, Гонконга и арабских стран стали на рубеже столетий крупнейшими заказчиками воздушных судов и наземного навигационного оборудования.

О состоянии городского транспорта (и отчасти о благосостоянии населения) в крупнейших городах Азии можно судить по данным таблицы "Показатели развития городского транспорта в Азии в 2005 г".

Показатели развития городского транспорта в Азии в 2005 г.
Города стран Азии Число легковых
автомобилей на
тысячу жителей
Средняя
скорость
движения, км/ч
Число средств
общественного
транспорта*
Число
смертей
в ДТП*
Токио 307 26 976 53
Осака 265 33 951 68
Бангкок 249 15 7890 192
Куала-Лумпур 209 28 429 283
Тайбэй 175 17 1113 184
Сеул 160 24 1122 170
Сингапур 116 35 1304 79
Джакарта 91 19 2044 227
Манила 82 18 133375** 81
Гонконг 47 28 1808 38
Пекин 43 18 657 38
Шанхай 15 20 738 82
Хошимин 8 25 672 114

* На миллион человек

** Включая "джиппи"- маршрутные такси

Источник: Ooi G.L. The Dynamism of East Asian Cities: Challenges for Urban Governance and Public Policy. - Wash.: The World Bank, 2006. - P. 230.

Обращает на себя внимание низкий уровень автомобилизации Гонконга - одного из богатейших городов мира. Невысок этот показатель и в Сингапуре, а также городах Китая, что делает их достаточно безопасными для пешеходов, велосипедистов и водителей.

Информационно-коммуникационная революция, развернувшаяся в конце XX века, оказала благоприятное воздействие на сферу услуг в азиатских странах, хотя поначалу многим казалось, что так называемый цифровой разрыв резко увеличит дистанцию между развитыми и развивающимися странами. Этого не произошло, наоборот, страны Азии (особенно Восточной) за довольно короткий исторический срок резко улучшили обеспечение хозяйства и населения современными средствами связи, а также стали активными участниками информационной революции. Освоение ее плодов облегчили достижения в развитии электроники, образовании и профессиональной подготовке кадров, полученные в ходе индустриализации. Положительную роль в странах Южной Азии сыграло и то, что значительная часть населения владеет английским языком. Новые технологии - спутниковая связь, оптико-волоконные кабели позволили сэкономить громадные средства и, главное, время при осуществлении интеграции азиатских пространств. В странах с иероглифической письменностью компьютер позволил значительно ускорить делопроизводство, издательское дело и т.п.

Пионерами в развитии ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) в Азии стали Япония и (НИС), включая Сингапур. Информатизация общества осуществлялась быстро и масштабно. Республика Корея, например, уже в 2003 году опередила США по доле граждан, пользующихся Интернетом. КНР становится признанным лидером по производству полупроводников: только в 2006 году пущено в строй пять заводов по производству трехсотмиллиметровых пластин, к 2008 году планируется открыть 20 фабрик по производству микросхем.

Все большая доступность современных средств коммуникаций делает их по-настоящему массовыми. В начале XXI века наблюдалось колоссальное по масштабам расширение азиатских рынков сотовой связи за счет наиболее крупных стран. В Китае число подключений мобильных телефонов увеличивалось на 50-100 млн, в год и достигло в 2005 году 400 млн. В Индии в 2004 году было продано 48 млн. аппаратов, в 2005 году - 75 млн.

Революция в ИКТ открыла новые, весьма крупные ниши для расширения хозяйственной специализации развивающихся стран. Характерна деятельность одного из нынешних лидеров индийской экономики - сектора информационных технологий. Поначалу, в 80-е годы XX в., стало известно об успехах индийских программистов, работавших за рубежом. В начале 90-х годов активную работу в Индии развернули канадские и американские фирмы, работавшие в информационно-коммуникационной сфере. С прокладкой дополнительных линий связи между Индией, Европой и Северной Америкой, а также после спада «новой экономики» в странах с высоким уровнем цен и заработной платы стали особенно очевидными преимущества компаний, работающих в самой Индии. Примечательно, что эта страна смогла увеличить экспорт программного обеспечения с 4,0 млрд. долл. в 2000 году до 7,7 млрд. долл. в 2002 году, то есть в период резкого ухудшения положения в "новой экономике" в США. Город Бангалор (штат Карнатака) приобрел всемирную известность как центр информационных технологий, мало в чем уступающий "Силиконовой долине" в Калифорнии.

В настоящее время бурно развивается сектор, работающий на зарубежных заказах при международном аутсорсинге делопроизводства (ВРО - business process outsourcing). Такие заказы поступают в Индию на бухгалтерские, юридические, информационные и прочие услуги. Только за 2003 год в данном секторе создано 170 тыс. новых рабочих мест, его услугами пользуются 220 крупнейших мировых компаний из 500. По оценке Национальной ассоциации компаний-производителей программного обеспечения и услуг Индии, доходы сектора от офшоринга деловых процессов в 2006 году достигли 12 млрд. долл., увеличившись почти вчетверо по сравнению с 2004 годом. Вынос части делопроизводства одной только американской компанией "Дженерал электрик" экономит ей 350 млн. долл. в год. На эту компанию в Индии работают 18 тыс. человек.

Сравнительные преимущества Индии очевидны. Средняя зарплата оператора центра обработки заказов в Южной Азии составляет около 6 тыс. долл. Аналогичная работа в США означает базовую ставку в 40 тыс. долл. (в годовом исчислении).

Постоянно расширяется ассортимент услуг, оказание которых благодаря современным средствам коммуникации оказывается выгодным переносить в развивающиеся страны Азии или создавать там. Так, пользуясь электронной связью, медики КНР, Индии, Пакистана и Бангладеш ставят диагнозы пациентам из развитых стран (например, по данным компьютерной томографии) и ведут рутинную работу по их обслуживанию, индийские инженеры выполняют проектные и дизайнерские работы для европейских компаний. Китайские программисты обслуживают пользователей в Японии, а художники выполняют заказы мультипликационных студий США.

Учитывая значительный разрыв в уровнях благосостояния между развитыми и развивающимися странами, расширение сферы услуг и информационная революция не снимают с повестки дня задачи модернизации сельского хозяйства и промышленности. Характеризуя эту проблему применительно к Китаю, известный экономист Ли Цзинвэнь (директор Института экономико-математических исследований АОН КНР) отмечал в 2000 году: "Информатизация может лишь ускорить процесс индустриализации, но не в состоянии заменить его. Необходимо видеть огромный спрос на материальную продукцию, предъявляемый повышением жизненного уровня населения".

Отмеченное обстоятельство не мешает бурной информатизации Китая. Исключительно высокими темпами растет производство программного обеспечения для внутреннего рынка. С 5,5 млрд. долл. в 2000 году его стоимость увеличилась до 50 млрд. долл. в 2005 году.

В Индии достижения коммуникационной отрасли внедряются государством в сельскую экономику. С помощью "симпутера" (дешевого ПК) крестьяне в специальных пунктах имеют возможность следить за движением рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию, что ослабляет позиции перекупщиков.

Финансовым и кредитным системам стран Азии в годы независимости пришлось решать сложные задачи. В колониальный период иностранные и местные банки, как правило, воздерживались от финансирования новых объектов в обрабатывающей промышленности, концентрируясь на внешней торговле или купле-продаже ценных бумаг. Необходимость кредитования индустриализации и инфраструктурного строительства, а также концентрация для этого денежного капитала заставляли правительства независимых государств национализировать банки. Широкое распространение получили законодательное закрепление за кредитными учреждениями приоритетных (директивных) отраслей и пропорций кредитования, обязательные требования по покупке государственных облигаций и т.д.

Некоторым своеобразием отличалось развитие банковской системы Китая. Первый английский банк открыл свое отделение в Китае в 1856 году. Формирование национального банковского капитала в современном понимании началось значительно позднее. Лишь в конце XIX - начале XX века появляются принадлежащие китайцам банковские учреждения, преимущественно в крупных портовых городах - Шанхае, Тяньцзине, Циндао, Гуанчжоу. В 1928 году был основан Центральный банк Китая. В 30-е годы гоминьдановскому правительству удалось добиться высокой степени централизации банковской системы при высоком уровне государственного участия в ней. В 1945-1946 годах банки (в том числе японские на Тайване) были национализированы гоминьдановским правительством. Незадолго до прихода к власти КПК - в 1948 году в освобожденных районах произошло укрупнение кредитных учреждений и создан Народный банк Китая (НБК). В первые три десятилетия существования КНР Народный банк Китая, практически совмещая эмиссионные и кредитные функции, в монопольном порядке осуществлял финансирование индустриализации, преимущественно в плановом порядке. За рубежами страны, в Гонконге и Сингапуре, работали некоторые финансовые организации КНР. В 80-е годы коммерческий кредит был восстановлен, при этом ведущую роль в экономике страны играют в настоящее время четыре крупнейших государственных банка (Промышленно-торговый банк, Сельскохозяйственный банк, Народный строительный банк и Банк Китая). Функции центрального банка выполняют две организации: НБК и Комитет по управлению банковской отраслью Китая, созданный в 2003 году.

В Индии государственные банки также контролируют основную часть кредитного рынка (в 1969 г. и 1980 г. были проведены две национализации банковских и страховых учреждений). Первый же национальный банк в этой стране появился в 1881 году. Крупнейшие коммерческие банки Индии - Государственный банк Индии (учрежден в 1955 г.), Канара банк, Пенджабский национальный банк (создан в 1894 г.). Функции центрального банка выполняет Резервный банк Индии (РБИ), образованный в 1934 году.

Помимо обычных функций центрального банка (регулирования денежного обращения, поддержания валютного курса рупии и др.) РБИ участвует в регулировании отраслевого и территориального приложения направлений кредитных потоков. Параметры рефинансирования зависят от соблюдения коммерческими банками заданий по кредитованию приоритетных секторов экономики. Кроме того, банкам предписываются нормы обязательных инвестиций в низкодоходные государственные ценные бумаги; поступления от этих инвестиций используются для финансирования государственных капиталовложений.

В Иране частные и иностранные банки, а также страховые компании были национализированы и укрупнены после исламской революции 1979 года, и лишь в начале нынешнего века вновь появились частные кредитные организации. Как и во многих других мусульманских государствах, банковское дело в этой стране ведется с соблюдением принципа отказа от взимания риба (банковского процента). Оплата услуг и кредитов банков обычно производится с помощью разных схем раздела с банком прибыли промышленников и торговцев, полученной в результате финансирования их проектов. Разнообразны и формы поощрения вкладчиков: банк, например, может оплатить физическим лицам расходы на хадж.

Государственные коммерческие банки доминируют в Сирии (90%), на Тайване, а также до сих пор контролируют значительную часть кредитного рынка в Республике Корея (58%). Их льготные кредиты, свыше трети которых покрывалось ссудами центрального банка, сыграли важную роль в становлении экспортного сектора страны в 60-е годы. Так, в 1967 году кредиты экспортерам предоставлялись в Республике Корея под 6% годовых при средней ставке процента в 26%. Центральный банк из автономной структуры был превращен тогда в орган Министерства финансов.

В Сингапуре, Гонконге и Малайзии лидерами рынка являются частные банки. Важную роль в индустриализации сыграли и государственные (смешанные) структуры - Банк развития Сингапура, инвестиционная компания "Темасек", корпорации страхования экспортных кредитов и др.

В большинстве азиатских развивающихся стран помимо коммерческих банков функционируют банки (корпорации, фонды) развития. Их главной задачей является финансирование важных национальных проектов с длительными сроками окупаемости.

В 1947-1949 годах Япония получила значительную товарную помощь от США для стабилизации ситуации на внутреннем потребительском рынке. Поставки горючего, медикаментов, хлопка и продовольствия составили 2,2 млрд. долл. Эти товары не распределялись бесплатно, выручка от их продажи зачислялась на специальный счет бюджета. В начале 50-х годов средства счета были использованы для целевого финансирования народного хозяйства через государственный Банк развития.

Быстро развивались в последние десятилетия трастово-инвестиционные компании и другие небанковские финансовые организации. Широко распространены в странах Азии сельские банки и кредитные кооперативы. Сохраняется, впрочем, и ростовщичество (в основном в Южной Азии) - как в деревне, так и в городе.

Валютно-финансовый кризис 1997-1998 годов заставил многие азиатские государства уделить особое внимание состоянию национальных кредитных систем. По сравнению с концом прошлого века к 2005 году в азиатских банках существенно повысились концентрация ресурсов, показатели достаточности собственного капитала, прибыльности, снизилась доля так называемых плохих активов (или необслуживаемых долгов, то есть кредитов, по которым заемщики не платят процентов или не возвращают основной суммы - nоn performing loans, NPL). Значительно усилена надзорная и регулирующая роль центральных банков. Принимаются меры к ограничению рискованных вложений, прежде всего в недвижимость и ценные бумаги.

Финансы большинства азиатских государств, в отличие от англо-американской системы, в которой ведущую роль в финансировании экономики играет фондовый рынок (market based), основаны на банковском кредите (credit based). Тем не менее фондовые рынки Азии играют возрастающую роль в финансировании экономического развития (таблица "Капитализация рынков акции в странах и территориях Азии в 1980-2005 гг.").

Капитализация рынков акции в странах и территориях Азии в 1980—2005 гг., млрд. долл.
Страны и территории Азии 1980 1990 1995 1998 2000 2002 2005
Гонконг (КНР) 39 83 385 343 623 463 1055
Сингапур 24 34 132 96 152 100 172
Япония 380 2918 3667 2496 3157 612 3678
Индия 8 14 127 105 143 126 553
Индонезия ... 8 66 22 27 30 81
КНР ... 2 42 237 591 463 781
Республика Корея 4 110 182 115 148 216 718
Малайзия 12 49 223 96 113 127 180
Тайвань 6 101 187 260 247 261 317
Турция ... 19 21 34 70 34 75

Экономический словарь определяет понятие «услуги» как «любые нематериальные виды экономической деятельности (парикмахерские, общественное питание, страхование, банковское дело и т.д.), которые прямо или косвенно способствуют удовлетворению человеческих потребностей» 1 . В массовом восприятии понятие «услуги» отождествляется с комплексом высокотехнологичных и интеллектуальных финансовых, деловых услуг, с отраслями науки, образования, здравоохранения.

При этом сфера услуг рассматривается не как единая отрасль, а как масштабный сектор экономики со сложной структурой, что находит отражение в определении понятия «сфера услуг». Как пишут исследователи, сферу услуг нужно рассматривать «не как особую отрасль народного хозяйства, характеризующуюся определенным содержанием конкретного труда, а в качестве особой, наиболее перспективной сферы экономики со специфическими субъект-субъек- тными отношениями и связями в обмене» . Другое определение звучит так: «сфера услуг - совокупность отраслей, подотраслей и видов деятельности, функциональное назначение которых в системе общественного производства выражается в производстве и реализации услуг и духовных благ для населения» (а также для производства и общества в целом).

Действительно, современная сфера услуг включает большое число «отраслей, подотраслей и видов деятельности», объединяемых в группы с помощью различных классификаций. Например, ВТО выделяет более 150 видов услуг, классифицированных в 12 секторов:

  • 1) деловые услуги;
  • 2) услуги связи;
  • 3) строительные и связанные с ними инженерные услуги;
  • 4) дистрибьюторские услуги;
  • 5) образовательные услуги;
  • 6) финансовые услуги;
  • 7) услуги, связанные с защитой окружающей среды;
  • 8) услуги в области здравоохранения;
  • 9) услуги в области социального обеспечения;
  • 10) туристические услуги;
  • 11) услуги, связанные с организацией досуга, культурных и спортивных мероприятий;
  • 12) транспортные и прочие, не вошедшие в перечисленные. Также в мировой практике широко используется классификация ОЭСР.

В России сервисная деятельность определяется на основании двух классификаторов: Общероссийского классификатора видов экономической деятельности и Общероссийского классификатора услуг населению. Они различаются между собой, во-первых, принципом объединения различных видов услуг в категории, а во-вторых, подходом к отнесению отдельных видов деятельности к сфере услуг или к промышленному производству. Это приводит к определенным противоречиям и неточностям в статистике, осложняет анализ хозяйственной деятельности, обмен информацией, в том числе и на международном уровне.

В постиндустриальной экономике сфера услуг становится системообразующим сектором хозяйства. Именно в этой сфере в развитых странах сегодня производится 70-80% ВВП, именно эта сфера является основным местом приложения трудовых ресурсов высокого уровня образования, квалификации и обеспечивает преобладающее число рабочих мест в экономике. В развитых странах на долю сферы услуг приходится более 70% численности занятых и более 2 /з капиталовложений. Современные информационно-коммуникационные технологии особенно активно используются именно в сфере услуг. В последние десятилетия сфера услуг завоевывает устойчивые позиции и в мировой экономике, развивается международная торговля услугами. В настоящее время, по оценкам World Bank, доля доходов от сферы услуг в структуре мирового ВВП составляет около 68%. Все это дает основание ученым называть современную экономику сервисной, или экономикой услуг.

Масштабы и особенности развития сферы услуг, или экономики услуг как раз и позволяют характеризовать современную стадию развития экономики как постиндустриальную. Вместе с тем в разных странах мира уровень развития сферы услуг разный. Исследователи выделяют четыре группы стран, используя в качестве критерия различий долю доходов от сферы услуг в ВВП. К первой группе они относят страны, в ВВП которых доля доходов от сферы услуг свыше 70% (Великобритания, Люксембург, США, Дания, Франция, Нидерланды). Во вторую группу они включают страны со значением показателя 65-70% (Австрия, Италия, Финляндия, Испания). Третью группу стран составляют такие страны, как Норвегия, Коста-Рика, Чили, Колумбия. Доля доходов от сферы услуг в ВВП этих странах составляет 50-65%. К этой группе можно отнести и Россию, где в 2004 г. доля доходов от сервисной сферы составила около 52% ВВП. К четвертой группе относятся страны со значением показателя менее 50% (Бурунди, Ботсвана, Гана, Мали и др.).

Тенденция роста экономики услуг обозначилась в развитых странах мира еще в 1970-е гг. Например, в Дании уже в 1975 г. доля доходов от сферы услуг в ВВП составляла 76,5%. Однако спрогнозирована эта тенденция была значительно раньше. В XVIII-XIX вв. к вопросу об услугах с позиции экономической теории обращались Ф. Кенэ, А. Смит, К. Маркс, А. Маршалл. Начиная с 1930-1940-х гг. разрабатываются концепции экономического развития общества с учетом смещения акцентов со сферы промышленного производства на сервисную сферу экономики. Например, авторы теории структурных изменений А.Дж.Б. Фишер и К. Кларк выделяют три сектора общественного производства. К первичному сектору они относят отрасли, связанные с получением первичных ресурсов (сельское хозяйство и добывающая промышленность), ко вторичному сектору - отрасли обрабатывающей промышленности и строительство, третичный же сектор представлен сферой услуг.

У. Ростоу выделяет пять стадий экономического развития (роста). Каждая стадия определяется уровнем развития техники, отраслевой структурой хозяйства, структурой потребления. Первая стадия - «традиционное общество» - отличается высокой долей сельского хозяйства в производстве валового продукта, низким уровнем развития техники. Вторая стадия - «период предпосылок для взлета» - связана с развитием торговли, проникновением в сельскохозяйственное производство достижений науки и техники. Третья стадия - «взлет» - связана с промышленной революцией. Четвертая стадия - «движение к зрелости» - характеризуется бурным развитием науки, промышленности, возникновением новых отраслей производства, увеличением доли квалифицированного труда. Пятую стадию У. Ростоу называет «эрой массового потребления»: на этой стадии развития экономика подчинена задачам личного потребления и основную роль начинает играть экономика услуг, а не промышленность.

Заметное место в ряду исследований по теме «постиндустриальное общество» занимают работы Д. Белла, в которых автор выделяет три стадии экономического развития: доиндустриальную, индустриальную, постиндустриальную. По мнению Д. Белла, переход от индустриального общества к постиндустриальному проходит ряд этапов, и на каждом этапе значимость сферы услуг увеличивается. На первом этапе развитие промышленности способствует экспансии транспорта и других услуг, связанных с движением товаров. Второй этап связан с расширением сферы распределения, т.е. оптовой и розничной торговли, финансовой сферы, страховых услуг в условиях массового потребления материальных благ. На третьем этапе с ростом национального дохода растет и спрос на нематериальные блага: образовательные, медицинские, природоохранные услуги, услуги, связанные со сферой отдыха и досуга.

Исследователи отмечают, что бурное развитие экономики услуг обусловлено целым рядом факторов, связанных с разными сторонами жизни общества. Это и новая политика государства, и научно-техническая революция (НТР), и переход экономики на новый технологический уклад, основу которого составляют ИКТ, и тенденции развития бизнеса, и социальные изменения, и процессы интернационализации и глобализации, и рост открытости национальных экономик.

Так, государство воздействует на сферу услуг, с одной стороны, посредством смягчения регулирования или даже дерегулирования таких отраслей, как транспорт, телекоммуникации, страхование, а с другой - через ужесточение законодательства в вопросах охраны окружающей среды, защиты прав потребителей. НТР обусловливает появление целого спектра инновационных услуг, связанных с ИКТ, что снимает барьеры при оказании услуг на расстоянии, стимулирует развитие мирового рынка услуг. Прогресс технологий сопровождается качественными сдвигами в системах организации, управления и структуре производства. Говоря о новых тенденциях развития бизнеса, следует отметить расширение сервисной деятельности предприятиями, распространение франчайзинга, большее внимание к запросам потребителей, повышение требований при найме персонала. Социальные изменения выражаются в росте доходов населения и соответствующем изменении структуры расходов и стиля жизни 1 . Интеграция стран в мировое торговое и культурное пространство затрагивает целый спектр услуг: транспортные, финансовые, туристические, медицинские, образовательные, телекоммуникационные и т.д.

Международная торговля услугами регулируется Генеральным соглашением по торговле услугами (ГАТС), которое направлено на сокращение государственных мер, препятствующих свободному передвижению услуг через границы или представляющих собой дискриминацию в отношении компаний по оказанию услуг, образованных с участием иностранного капитала. Поскольку большинство услуг невидимо, неосязаемо, то торговлю услугами часто называют «невидимым» экспортом и импортом. Все теории международного разделения труда и международной торговли (теория относительных преимуществ Д. Рикардо, теория абсолютных преимуществ А. Смита и др.) применимы к торговле услугами точно так же, как и к торговле товарами.

Говоря о международной торговле услугами, имеют в виду следующие варианты их поставки. Во-первых, трансграничная поставка: поставка услуг с территории страны, где находится поставщик, на территорию страны, где находится потребитель (дистанционное обучение). Во-вторых, потребление за рубежом, что предполагает передвижение потребителя (или перемещение его собственности) в ту страну, где услуга предоставляется (туристические услуги, услуги медицинских клиник). Третий способ поставки предполагает перемещение физического лица - поставщика услуги на территорию страны, где находятся потребители услуги (услуги специалиста, врача, преподавателя). Четвертый способ предполагает коммерческое присутствие одной страны на территории другой, где и предоставляется услуга .

В последние годы сервисная сфера претерпела качественные изменения. Во-первых, возросла роль и значимость «знаниеемких» отраслей экономики услуг (образование, НИОКР, здравоохранение, финансы, телекоммуникации). Во-вторых, активное использование достижений НТП изменило технологию предоставления традиционных услуг. Например, появились электронная почта, дистанционное обучение, покупка товаров через Интернет и т.д. В третьих, услуги стали полноправными объектами международной торговли. По данным ВТО, за период 1980-2005 гг. мировой экспорт коммерческих услуг увеличился в 6,7 раза (с 362 млрд до 2414,7 млрд дол.). При этом импорт и экспорт услуг может как иметь самостоятельный характер, так и сопутствовать торговле товарами на мировом рынке (страховые, банковские, консалтинговые услуги).

Лидером в торговле услугами являются США, доля которых в мировом экспорте и импорте коммерческих услуг в 2005 г. составила 14,6% и 12,2% соответственно. Далее следуют Франция, Великобритания, Германия, Япония. Но если в Великобритании, Франции экспорт услуг превышает их импорт, то Германия, Япония относятся к странам, в которых наблюдается превышение импорта услуг над их экспортом. Доля России в мировом экспорте и импорте услуг составила в 2005 г. 1,0% и 1,6% соответственно 1 .

Сфера услуг в каждой стране индивидуальна, неповторима. С развитием мировой торговли услугами усиливается и международная конкуренция в этой сфере. Некоторые страны уже заняли прочные позиции в своих нишах. Исследователи говорят о швейцарской банковской системе и пластической хирургии, об английской страховой отрасли и аукционной торговле, об американской системе бизнес-образования и индустрии гостеприимства. Сингапур является мировым финансовым центром, а Мексика специализируется на туристических услугах.

  • Словарь по экономике: пер с англ. / под ред. П.А. Ватника. СПб.: Экономическая школа, 1998. С. 611.
  • Кликич Л.М. Эволюция сферы услуг: неравновесный подход. М„ 2004. С. 18.
  • Рутгайзер В.М., Корягина Т.И., Арбузова Т.И. и др. Сфера услуг. Новая концепция развития. М., 1990. С. 5.
  • В соответствии с закономерностью, обнаруженной в XIX в. Э. Энгелем и получившей название «закон Энгеля», рост дохода приводит к снижению доли расходов потребителя на предметы первой необходимости и увеличению доли расходовна предметы роскоши, отдых.
  • Под коммерческим присутствием понимают создание или приобретение филиала, представительства, учреждения, т.е. юридического лица, например деятельность иностранного банка, иностранной страховой компании, сервисной компаниина территории другой страны.