Полковник полиции ясинский александр юрьевич. Губернатору челябинской области представили руководителя территориального подразделения росгвардии. Бойцы сами выбирают форму и берут сникерсы

Росгвардия – силовая структура, которая официально появилась в нашей стране недавно. Чем она отличается от МВД и кто в ней служит? Ответы на эти вопросы «Губерния» получила у начальника управления Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по Челябинской области полковника полиции Александра Ясинского. Он приехал на Южный Урал год назад. И сам как личность, хорошо известная в узких кругах, для южноуральцев до этого момента оставался «закрытой книгой». Первое свое большое интервью Александр Юрьевич дал нашей газете.

За годы службы Александр Ясинский прошел путь от оперуполномоченного уголовного розыска в родном Армавире до начальника Управления по координации сил и средств МВД России ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу. Из Чечни на Южный Урал Александр Юрьевич переехал осенью прошлого года. Тогда, при формировании Росгвардии, он был назначен временно исполняющим обязанности руководителя регионального управления. Как выяснила «Губерния», точки соприкосновения с Челябинской областью у него были и раньше: большая часть личного состава регионального управления Росгвардии служила под руководством Александра Ясинского на Кавказе.

Променял море на семью и МВД

– Александр Юрьевич, в органы внутренних дел вы пришли в 30-летнем возрасте. Чем до этого занимались?

– Я окончил высшее инженерное морское училище, сейчас это Новороссийская государственная морская академия, по специальности инженер-судомеханик. Учился с удовольствием, диплом с отличием как подтверждение. После этого много плавал – был моряком загранплавания до 28 лет. Думал, что с моря никогда не уйду – это мое и на всю жизнь! Но когда ждали с женой нашего первенца – дочку, понял, что хочется поменять приоритеты: нянчить ребенка, увидеть, как малыш сделает первый шаг. Семью поставил выше любви к морю. На земле выбрал службу в МВД.

– Почему отдали предпочтение работе в уголовном розыске?

– Мне кажется, это самая легендарная работа. Нет такого человека, который, служа в милиции, не желал бы работать в уголовном розыске. А ситуация в Армавире в те годы была очень напряженной: по 70–80 убийств в год, сотни грабежей. Работы было неимоверное количество. Раскрывали такие громкие дела, как серийные убийства водителей камазов – 16 человек. Задерживали криминальных авторитетов. И по Кавказу уже тогда начинали работать, потому что оттуда много оружия привозилось в Армавир.

– В 2003 году, когда вы еще работали в Краснодарском крае, вас наградили медалью «За спасение погибавших»...

– 22 июня 2003 года было очень большое наводнение. Кубань cильно разлилась, дома буквально сносило. За одну ночь мы, восемь сотрудников уголовного розыска и два сотрудника МЧС, вывезли из мест бедствия более ста человек. Человек десять спасли практически в последний момент, они уже тонули. Один дедушка, 86 лет, залез на чердак, кое-как его погрузили, буквально на руках передавали. Через час его дом смыло...

– А как оказались на Северном Кавказе?

– В 2006 году отправили в служебную командировку в составе оперативной группы в Шелковской район Чеченской республики. Отслужил там полгода, а после этого вернулся туда на службу в должности заместителя начальника ОМВД Ачхой-Мартановского района. Там жителей 108 тысяч человек, русских – 18. Бандгруппы тогда все еще действовали на территории Чеченской республики. В 2011 году, когда была реформация в системе МВД, мне предложили продолжить службу во временной оперативной группировке органов и подразделений МВД России в Ханкале. Я согласился.

В кабинете у полковника Александра Ясинского висят портреты трех командующих: слева – командующий Уральским округом войск национальной гвардии РФ Игорь Голлоев, справа – главнокомандующий войсками национальной гвардии РФ Виктор Золотов, в центре – верховный главнокомандующий Вооруженными силами РФ Владимир Путин.

Бандформирования появлялись как грибы

– Что больше всего поразило, запомнилось на Северном Кавказе?

– Самые сильные эмоции я испытал на спецоперации, когда погиб наш сотрудник Бацилов. Впоследствии он стал героем России. Он был тяжело ранен, мы пытались его посадить в машину, а он – нет, продолжает воевать. Раньше мы об этом только читали, как в годы Великой Отечественной войны оставались на своих позициях, но когда видишь своими глазами – совсем другое отношение. Меня поразила готовность бойцов к самопожертвованию ради родной страны

– Вот почему-то сразу вспомнился младший лейтенант полиции Магомед Нурбагандов из Дагестана...

– ...Который на требования боевиков посоветовать знакомым увольняться из правоохранительных органов ответил: «Работайте, братья». Вот такие герои наших дней...

– Вы ведь тоже награждены медалями за мужество и проведение спецопераций, сопряженных с риском для жизни. Что это были за операции?

– Наша многотысячная группировка, в которую входили сотрудники ФСБ, вооруженных сил и внутренних войск проводила крупномасштабные мероприятия по уничтожению криминальных групп. Бандгруппы в то время на Северном Кавказе появлялись как грибы. Никто из нас в штабах не сидел, все офицеры принимали участие в боевых операциях. На нашем счету сотни уничтоженных боевиков на территории Чеченской республики, Дагестана, Ингушетии...

Чечня сейчас одна из самых безопасных территорий

– Национальный вопрос – сложная тема, особенно если в нем замешана религия. Менялось ли как-то ваше отношение к исламу на протяжении тех лет, что вы провели на Северном Кавказе?

– Раньше я особо об этом не задумывался, пока один из чеченцев, который служил вместе со мной, не сказал: «Я больше всего боюсь неверующих людей, они самые страшные». Ислам – религия миллиардов людей, но некоторые неправильно ее преподносят, тогда и начинаются проблемы. Я служил с мусульманами два с лишним года в Ахчой-Мартановском районе, мы вместе, рука об руку ходили на боевые операции, и я никогда не чувствовал, что ко мне относятся как-то иначе... Посмотрите, сейчас Грозный – прекрасный город, Чеченская республика процветает, она одна из самых безопасных. А сами чеченцы очень трудолюбивые.

– Какие кавказские традиции вы чтите?

– На Кавказе дети относятся к родителям с уважением, почитанием. Был у меня начальник Хусейн Айдамиров. Он, полковник, омоновец, каждый день старался заехать к родителям, спросить, как у них дела. Многим русским сложно понять эту культуру. Отношение к женщинам там немного другое. У нас принято пропускать женщину вперед – оказывать уважение, а в Чечне по-другому. Непривычно было сначала, но я быстро освоился.

– Простите, конечно, за вопрос, но к смертям сослуживцев смогли привыкнуть, вообще возможно привыкнуть к такому?

– Это до сих пор самые тяжелые воспоминания... Но главное – если раньше, на момент моей службы в Чечне, количество погибавших исчислялось сотнями, то оно сократилось до десятков. Я уходил в 2016 году, за тот год погибло только два человека. Жизнь одного человека бесценна, а когда сохранили сотни жизней – значит, годы работы и прожитой жизни прошли не зря.


Бойцы сами выбирают форму и берут сникерсы

– За последние 20–30 лет вооружение российской армии сильно изменилось?

– Конечно. Наш родной автомат Калашникова модернизируется. Сотрудники имеют прицелы ночного и инфракрасного видения. Это то, чего не было раньше. У нас легкие бронежилеты и прекрасные новые радиостанции с хорошей связью. Высоко в горах они работают, мы слышим своих. И знаете, что важно? Когда я служил в Ханкале, к нам приезжали всевозможные производители оружия и формы и мы выбирали то, что нам нравится, предварительно отобрав образцы на испытание. Вот говорят: «Эта форма хорошая». А как мы должны это определить? Только опытным путем, к примеру, раздав форму бойцам ОМОНа, СОБРа, чтобы походили в горах три месяца. Приходили к мнению, что необходимо, например, чтобы до колен штаны были прорезинены, иначе, когда утром моментально промокаешь, дальше ты уже не боец. И к нам прислушивались.

– А какие продукты были в вещмешках наших ребят? У чеченских боевиков, знаю, находили американские сникерсы.

– Сникерс – это орехи, глюкоза, как раз то, что нужно в таких условиях! У нас сухой паек тоже очень хороший, сбалансированный. В него входит все, что нужно, – от средств личной гигиены и специальных фильтров, чтобы набирать воду из горных ручьев, до полноценных завтраков, обедов и ужинов. Разные наборы есть, все наше, отечественное. Но наши бойцы, знаю, все равно тайком тоже берут с собой сникерсы.

Чем занимается Росгвардия

– Кто входит в Федеральную службу войск национальной гвардии РФ? Для чего она была создана и в чем принципиальное отличие от МВД?

– 5 апреля 2016 года президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным подписан Указ о создании Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации. Одними из основных задач, возложенных на войска национальной гвардии, являются борьба с терроризмом и организованной преступностью, охрана общественного порядка и контроль над оборотом оружия в стране. Росгвардия осуществляет свою деятельность в тесном взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями. Национальная гвардия создана с идеей формирования сверхмощной силовой структуры, состоящей из тех, кто всегда в первую очередь думает о защите интересов страны. Это силовой кулак. Наша задача по взаимодействию с МВД – обеспечение силового сопровождения в проведении операций. В состав Росгвардии по Челябинской области входят такие подразделения, как ФГКУ «Управление вневедомственной охраны войск национальной гвардии РФ по Челябинской области», Центр лицензионно-разрешительной работы, отряд мобильного особого назначения (ОМОН), дислокация в Челябинске, Магнитогорске и Златоусте, специальный отряд быстрого реагирования (СОБР), авиационный отряд специального назначения.

– Многие задаются вопросом – почему в структуру Росгвардии вошла вневедомственная охрана?

– Потому что подразделения вневедомственной охраны обеспечивают безопасность важных государственных объектов, топливно-энергетического комплекса, стратегических объектов. В этом году служба вневедомственной охраны празднует свой юбилей – 65 лет. Кстати, Челябинская область очень сложная, изобилует государственными объектами, которые подлежат обязательной охране. Их более 11 тысяч.

– Наверное, вас поэтому сюда и перевели с Кавказа? Кстати, когда недавно в Челябинске шли массовые эвакуации из-за ложных сообщений о минировании, Росгвардия тоже принимала участие в проверках?

– Да, МВД, ФСБ, Росгвардия – все приезжают в таком случае. Каждый занимается своим делом. У нас, например, есть то, чего нет у других, – инженерно-технические группы с минно-розыскными собаками. Кстати, коллектив Росгвардии в Челябинской области очень сильный, устоявшийся. Кардинальных кадровых решений я не принимал. 80 процентов личного состава были моими подчиненными на Кавказе. Я знаю здесь СОБР, ОМОН. В тот момент они входили в состав ГУ МВД. Челябинская область очень заботилась о своих сотрудниках, которые служили на Кавказе. Такие субъекты по пальцам пересчитать. Раньше уезжали на шесть месяцев, теперь на три. В целом стараюсь сохранить ядро, поддержать ветеранов вневедомственной охраны, ОМОНа, СОБРа.


В Челябинске понял, что лес - это не страшно

– Какое впечатление у вас создалось о Южном Урале за тот год, что вы здесь живете?

– Я горжусь тем, что я в Челябинской области. Здесь люди делали танки, работали в тылу. Попав сюда, я совсем другими глазами стал смотреть на тружеников тыла, это такие герои! С губернатором Борисом Дубровским нашли точку соприкосновения. Он же металлург, обсуждали с ним трубы. Раньше приходилось переправлять их из Японии. В 1983 – 1984 годах, когда я был моряком, возили трубы большого диаметра, чтобы строить нефтепровод Уренгой – Помары – Ужгород. теперь сами все производим, не зависим ни от кого. А что касается населения, современные челябинцы – очень открытые люди, много друзей появилось, знакомых. Говорят, есть проблемы с экологией, но я их на себе пока не ощущаю. Хотя дышится, конечно, не как в горах. При этом, признаюсь, многое в Челябинской области непривычно. На Кавказе постоянно отряды выдвигаются, вертолеты каждое утро вылетают из Ханкалы, а здесь я чувствую себя глубоко в тылу. Постепенно привыкаю к тому, что можно взять и пойти в лес. Здесь лес – это не пугающее слово, значит, мы не зря столько сделали на Кавказе и продолжаем нести тяжелую службу. В Чечне, в Ингушетии просто так в лес никто не ходит, это до сих пор контролируемая зона, а на Южном Урале, кроме клещей, бояться нечего. Еще удивляет длинная зима. Я очень полюбил хоккейные команды «Трактор» и «Металлург». На матчи хожу, правда, большую часть времени занимает проверка деятельности ОМОНа, который там несет службу, посещение многофункционального центра по охране порядка и так далее. Но я и сам хожу на ледовую арену, катаюсь на коньках, даже супругу свою на коньки поставил. Кстати, оказалось, что у меня восемь родственников – уральцы. Жена моего сына, к примеру, из Усть-Катава.

– А сын случайно не военный?

– Пока моряк. Но уже службой в Росгвардии интересуется. Есть еще и дочь, но у нее сугубо мирная специальность.

Фото: Вячеслав Шишкоедов

О том, чего нет в официальных пресс-релизах...

Президент своим указом отправил в отставку 11 генералов и старших офицеров и произвел 15 назначений.

Больше всего- 5 отставок коснулось МВД. Затем следует ФСИН и Следком (по 2 отставки). По одной отставке - в МЧС и прокуратуре.

Уже второй месяц подряд Администрация Президента не выкладывает кадровые указы на портал официальных актов.

Как говорят, это позиция нового кадровика Кремля, помощника Президента Серышева.

Прежний кадровик Евгений Школов был сторонником большей открытости.

"Таков новый стиль кадровика Серышева - скрывать все, на всякий случай прикрывать свои тылы".

Из знаковых отставок ноября- увольнение зампредседателя Следственного комитета генерала Карнаухова и начальника Управления собственной безопасности ФСИН генерала Черскова.

Отставку Карнаухова связали с дагестанским делом.

Дело в том, что Карнаухов долгое время возглавлял Следственный комитет по СКФО и курировал Северный Кавказ и Южный федеральный округ.

Именно здесь сегодня наибольшее количество уголовных дел по коррупции.

"У Карнаухова были серьезные доверительные связи со многими кавказскими кланами. Не секрет,что Борис Карнаухов помогал им, делился информацией, советовал".

У Карнаухова были выстроены серьезные контакты со всеми силовиками, он умел выстраивать отношения с ФСБ, по линии проведения следствия к нему не было претензий.

Карнаухов курировал практически все дела, связанные с терроризмом на Северном Кавказе.

Однако, после начала спецоперации в Дагестане оказалось, что у заместителя Бастрыкина слишком тесные отношения со многими коррупционерами.

Ему предложили тихо уволиться по возрасту. Он не стал возражать.

Теперь у Бастрыкина серьезная проблема найти замену Карнаухову. Говорят, что эту позицию займет человек, близкий к Управлению М, хотя этому и противится сам Бастрыкин.

Уволенный с должности руководителя УСБ ФСИН генерал Олег Черсков считался креатурой главы ФСИН Корниенко.

В конфликте Корниенко с ФСБ, директор ФСИН сделал ставку на кадры МВД. Черсков был выходец из легендарного ГУЭБиПК и рекомендован для назначения экс-помощником Президента Школовым.

Сразу же с момента назначения Черского начался его конфликт с сотрудниками Управления М ФСБ.

В конце 2017 года возник скандал, в результате которого Черского обвинили в коррупционных тратах на оплату своего дня рождения - в ресторане Radisson Royal Hotel Moscow.

Были собраны материалы о посещении семьей начальника УСБ курортов, дорогих ресторанов и салонов красоты, концертов мировых звезд в VIP-ложах, проживание в пятизвёздочные отелях.

Позднее сотрудников Черского обвинили в противодействии сбору материалов сотрудниками ФСБ.

УСБ ставилась вина слабой работы по выявлению фактов нарушений режима и пыток в колониях.

После знаменитого ярославского дела в ИК-1 было принято решение всю вину возложить на Черского, в результате чего он и был уволен.

На пенсию отправлен руководитель ГУ МЧС по Ямало-Ненецкому округу генерал Бессонов.

В структуре МЧС с 2002 года, МЧС на Ямале возглавляет 10 лет.

Звание генерала Бессонову присвоили в прошлом году.

По словам источника, причина длительной устойчивости Бессонова была в его дружеских отношениях с менеджерами Газпрома и Лукойла. Местная МЧС по многим поводам закрывала глаза на проблемы, за что получала помощь нефтяников и газовиков. Управление было на хорошем счету в Москве.

Теперь Бессонова называют кандидатом на позицию вице-губернатора Ямала по взаимодействию с силовыми структурами.

Он сменит Михаила Кагана, который уезжает федеральным инспектором в Свердловскую область.

В отставку ушел начальник УВД по Краснодарскому краю генерал Владимир Виневский.

В мае этого года Виневскому было объявлено о неполном служебном соответствии в связи со слабой активностью полиции в борьбе с «черными лесорубами».

Сам Виневский относится к питерскому клану. С 2001 по 2006 год год работал на должности заместителя начальника главного управления МВД по Северо-Западному федеральному округу. С 2006 по 2011 годы возглавля УВД Липецкой области.

Виневский возглавил УВД Краснодарского края сразу после скандальной истории Цапков, в которой оказались замешаны многие высокопоставленные сотрудники полиции.

Задачей Виневского было почистить управление,но оказалось что с этой задачей генерал не справился.

Виневского долгие годы называли креатурой генерала Мурова. Утверждали, что ФСО способствовало назначению Виневского в богатый Краснодарский край.

В 2015 году Виневского планировали перевести в Саратов,но он удержался.

Говорят, что Виневский нашел контакты с полпредом Устиновым.

По словам источника, судьба Виневского была решена еще летом- генералу предложили готовиться к пенсии. Были уволены люди из ближнего круга генерала: начальник полиции Кузнецов, начальника Главного следственного управления Демин.

В отставку согласно указу Президента отправлен зам руководителя Департамента кадров МВД Злобинский (руководил в 2011-2015 годах Управлением по работе с органами обеспечения безопасности московской мэрии; считается доверенным лицом Колокольцева).

Уход Злобинского тревожный сигнал для Колокольцева. Злобинский считался его глазами и ушами в кадровом управлении, что напрягало многие кланы в МВД.

На волне зачистки башкирской полиции в отставку отправлен зам главы МВД Башкирии- начальник ГСУ генерал Виктор Михайлов.

Его отставка весьма символическая на фоне скандала об износиловании в МВД Башкирии.

Виктор Михайлов руководил ГСУ республиканского МВД с 2011 года. До работы в Башкирии с 2007 по 2011 годы он возглавлял аналогичное управление в Омской области.

В 2016 году Михайлов даже был врио министра республики,но повышения по службе так и не получил. "У Михайлова были весьма натянутые отношения с министром Деевым".

В отставку ушел начальник института повышения квалификации МВД генерал Мошков.

С 2011 по 2017 он возглавлял Бюро специальных технических мероприятий (киберподразделение полиции). Мошков был заместителем легендарного Мирошникова. Но к самому Мошкову было много претензий,начиная от коррупции и заканчивая махинациями с бюджетом.

Мошкова сменил генерал-майор Михаил Литвинов, ранее работавший заместителем начальника 12-го центра ФСБ.

Сам Мошков прослужил в качестве начальника института чуть больше года и теперь, по слухам, проходит в качестве свидетеля по нескольким уголовным делам.

В отставку отправлена зам руководителя организационно-инспекторского управления Следкома генерал Чарикова.

В отставку также отправлен начальник УФСИН Тульской области генерал Краснов.

Интересно, что генеральские погоны Краснову вручили только летом этого года, причем сделал это лично директор службы Корниенко.

Краснова отправили в отставку по результатам проверки. Были выявлены многочисленные факты вымогательства денег у заключенных, нарушений правил режима со стороны криминальных авторитетов, контактов руководства ФСИН с ними.

Кроме того, сотрудники тульской ФСИН организовали поставки в колонии наркотиков.

Недавно первый зам руководителя ФСИН Тульской области Всеволод Снурницин был приговорен к 6 годам лишения свободы.

От занимаемой должности освобожден прокурор Новосибирской области Владимир Фалилеев.

Он оказался замешан в связях с местным криминалитетом.

В частности, речь шла о дружбе с Магомедом (Михаилом)Магомедовым по кличке Магомед.

Преступное сообщество в Забайкалье занималось сбытом наркотиков, угоном машин, торговлей ценным сырьем.

В октябре Фалилеев был отправлен в отпуск.

В отставку была также отправлена Любовь Кузьменок, первый зам прокурора Новосибирской области и фактически серый кардинал прокуратуры.

Из прокуратуры был также уволен экс-заместитель прокурора Новосибирской области Андрей Турбин.

Делом Фалилеева занималась спецбригада Генпрокуратуры во главе с зам генпрокурора Юрием Пономаревым.

Но основанием чистки стали результаты работы Управления М ФСБ, обнаружившего факты коррупции во всех силовых структурах региона.

Уже уволен руководитель ГИБДД региона Штельмах, разогнана вся прокуратура, ожидаются чистки в УВД.

Среди новых назначений.

Генерал Ростислав Рассохов получил назначение руководителем ГУ по расследованию особо важных дел.

С 2014 по 2017 Рассохов был старшим следователем по особо важным делам при председателе СК.

Вел ряд резонансных дел, среди них-дело губернатора Тульской области Дудки, дело Тольяттиазот.

Экс-старший следователь по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Николай Ущаповский назначен 1 замруководителя ГУ по расследованию особо важных дел.

Ущаповский вел ряд дел связанных с крушением самолетов; возглавлял группу следователей по взрыву "Невского экспресса" на железнодорожном перегоне Малая Вишера, дело по убийству журналиста Юрия Щекочихина, принял от Голкина дело Кашина.

Генерал Сергей Голкин стал полноценным зам руководителя управления по расследованию особо важных дел.

В управлении Голкина находятся практически все дела - от дела Серебренникова до дагестанских антикоррупционных дел.

Сергей Голкин вел дело Кашина.

Заместитель руководителя Главного управления по расследованию особо важных дел Следственного комитета полковник Анатолий Разинкин возглавил контрольно-следственное управление

Руководитель следственной бригады по делу Ходорковского Валерий Алышев назначен зам руководителя ГСУ Следкома- руководителем управления по расследованию преступлений против госвласти и в сфере экономики

Бывший руководитель управления процессуального контроля Следкома генерал Золотарев стал заместителем руководителя ГСУ Следкома.

Золотарёв возглавлял подмосковное управление Следственного комитета, затем стал первым заместителем руководителя ГСУ Следкома по Московской области.

Был одним из тех,кто вел дело подмосковных прокуроров.

Бывший руководитель управления Следкома по ПФО (с 2015- руководитель 3-го следственного управления) и руководитель управлени по расследовнию преступлений против личности и общественной безопасности.

Денис Колесников стал повысил свой статус до замруководителя ГСУ Следкома.

Колесников принимал активное участие в возбуждении и расследовании уголовных дел в Нижнем Новгороде и Марий Эл.

Все назначенцы считаются клиентелой Бастрыкина и связаны с силовиками.

Начальник Следственного управления по Курганской области Петр Крупеня возглавит управление Следкома в Псковской области.

С 1991 года Крупеня занимал руководящие должности в аппарате управления внутренних дел Псковской области, в 1996 году был назначен на пост заместителя начальника управления – начальника милиции общественной безопасности УВД Псковской области.

До 2009 года возглавлял УВД по Ярославской области.

Перешел в Следственный комитет в 2010 году.

Крупеня прославился жесткими увольнениями сотрудников в УВД Ярославской области. Подчиненые называли его самодуром.

Фактически Крупеня утратил управление органами регионального МВД. А самого его обвинили в фактах коррупции. Ближайшие родственники Петра Крупени имели непосредственное отношение к компании «Великолукские колбасы».

Генерал Мишагин возглавил УВД Ульяновской области.

Сам Мишагин до 2013 года был начальнико полиции УМВД России по Тульской области, возглавлял МВД Калмыкии.

По словам источника, в Калмыкии две проблемы -коррупция и наркотики.

Сам Мишагин отметился как специалист по борьбе с криминалом среди молодежи. Вероятно, это тема сейчас весьма актуальна для Ульяновского региона.

Новым министром ВД Калмыкии может стать заместитель начальника УМВД России по Оренбургской области – начальник полиции полковник Игорь Погадаев.

Новым начальником УМВД России по Брянской области стал полковник полиции Владислав Толкунов.

В 2011-2012 году служил в центральном аппарате ГУБЭПиПК МВД, знаком с Чуйченко.

Назначение на Брянск бывшего начальника полиции Мордовии выглядит не случайно. Соратник Сугробова несколько лет отсиделся в Пензе и Мордовии и сейчас возглавит УВД Брянской области, где представлены интересы медведевского Мираторга.

Управление федеральной службы войск национальной гвардии РФ по Челябинской области входит в состав Уральского командования войсками национальной гвардии наряду с Курганской, Тюменской и Свердловской областями.

Указом Президента начальником управления ФСВНГ РФ по Челябинской области назначен Ясинский Александр Юрьевич . Он родился 20 декабря 1959 года в г. Армавире Краснодарского края. Имеет два высших образования - техническое и юридическое. Женат. В органах внутренних дел с 1989 года. За годы службы прошел путь от оперуполномоченного уголовного розыска в родном Армавире до начальника управления по координации сил и средств МВД России ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу. С 2009 года службу проходил в Чеченской Республике. Александр Ясинский в 2003 году был награжден медалью «За спасение погибавших», а в 2014 году - «За отличие в охране общественного порядка», сообщает пресс-служба губернатора .

Представили главе региона руководителя новой структуры заместитель командующего Уральским округом войск национальной гвардии РФ по боевой службе, генерал-майор Виктор Бышовец и заместитель губернатора Олег Климов .

Напомним, 5 апреля указом Президента РФ № 157 в целях обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина была создана новая структура исполнительной власти - федеральная служба войск национальной гвардии РФ. Согласно этому документу в структуру Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации включены: органы управления и подразделения Министерства внутренних дел Российской Федерации, осуществляющие федеральный государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере оборота оружия и в сфере частной охранной деятельности, а также вневедомственную охрану, в том числе Центр специального назначения вневедомственной охраны Министерства внутренних дел Российской Федерации; специальные отряды быстрого реагирования территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации (СОБР); отряды мобильные особого назначения территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации (ОМОН); Центр специального назначения сил оперативного реагирования и авиации Министерства внутренних дел Российской Федерации и авиационные подразделения Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Для справки:

На войска национальной гвардии возлагается выполнение следующих задач: участие в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности; охрана важных государственных объектов, специальных грузов; участие в обеспечении режимов чрезвычайного положения, военного положения, правового режима контртеррористической операции; участие в территориальной обороне Российской Федерации; оказание содействия пограничным органам федеральной службы безопасности в охране Государственной границы Российской Федерации; федеральный государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства Российской Федерации в области оборота оружия и в области частной охранной деятельности, а также за обеспечением безопасности объектов топливно-энергетического комплекса, за деятельностью подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами и подразделений ведомственной охраны; охрана особо важных и режимных объектов и другие.

В Чеченской республике в населенном пункте Ханкала прошли праздничные мероприятия, посвященные 15-й годовщине со дня создания ВОГОиП МВД России.

В торжественном собрании приняли участие начальник ГУ МВД России по СКФО генерал-полковник полиции Сергей Ченчик, врио руководителя ВОГОиП МВД России полковник полиции Александр Ясинский, министр внутренних дел по Кабардино-Балкарской республике генерал-майор полиции Игорь Ромашкин, командующий ОГВ(с) МВД России по проведению КТО в СКР генерал-лейтенант Сергей Власенко, руководители подразделений органов внутренних дел и внутренних войск МВД России, дислоцированных в Северо-Кавказском федеральном округе, а также руководство и личный состав группировки.

В административном центре временного городка ВОГОиП МВД России состоялась церемония возложения цветов к памятнику сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, погибших при исполнении служебного долга.

Торжественное собрание началось с демонстрации фильма, подготовленного пресс-центром ВОГОиП МВД России, в котором были показаны страницы истории и этапы становления группировки, результаты ее служебной и боевой деятельности.

Перед собравшимися с поздравительным словом выступил начальник Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу генерал-полковник полиции Сергей Ченчик, который поблагодарил руководство и сотрудников группировки за многолетнюю достойную службу по поддержанию правопорядка в Северо-Кавказском регионе. Также Сергей Ченчик поздравил с назначением на должность министра внутренних дел по Кабардино-Балкарской республике генерал-майора полиции Игоря Ромашкина, который с 2012 года успешно и результативно руководил личным составом ВОГОиП МВД России.

Игорь Ромашкин также поздравил личный состав группировки с 15-летним юбилеем и поблагодарил коллег из ВОГОиП МВД России и подразделений органов внутренних дел и внутренних войск за многолетнюю совместную работу, за успешное выполнение служебно-боевых задач и годы взаимодействия, благодаря которому достигнуты серьезные результаты по борьбе с незаконными вооруженными формированиями и пособниками бандподполья.

С торжественным словом выступил полковник полиции Александр Ясинский, временно исполняющий обязанности руководителя ВОГОиП МВД России. Полковник Ясинский поздравил сотрудников группировки с праздником, пожелал успехов в борьбе с преступностью и терроризмом.

Командующий ОГВ(с) генерал-лейтенант Сергей Власенко также выразил благодарность личному составу временной оперативной группировки за многолетнее сотрудничество в борьбе с вооруженным и радикальным подпольем Северного Кавказа и достигнутые успехи в деле восстановления конституционного порядка в регионе.

В продолжение торжественной части перед собравшимися со словами поздравления также выступили руководители подразделений МВД России Северо-Кавказского федерального округа. Ряд сотрудников группировки был награжден государственными и ведомственными наградами органов внутренних дел и внутренних войск, нагрудными знаками, ценными подарками и почетными грамотами.

В завершении мероприятия для гостей и личного состава ВОГОиП МВД России был организован праздничный концерт, в котором приняли участие сотрудники группировки, а также коллеги из МВД по Республике Северная Осетия-Алания,46 отдельной бригады особого назначения внутренних войск МВД России и Грозненского суворовского военного училища МВД России.

К сведению

Временная оперативная группировка органов и подразделений МВД России образована 22 апреля 2000 года приказом Министра внутренних дел.

Первым руководителем ВОГОиП стал генерал-лейтенант милиции Виктор Медведицков. Впоследствии группировкой руководили генерал-лейтенант милиции Николай Гетман, генерал-лейтенант внутренней службы Виктор Воротников, генерал-лейтенант милиции Искандер Галимов, полковник милиции Юрий Орленко, генерал-майор милиции Виктор Ракитин, генерал-лейтенант милиции Александр Сысоев, генерал-лейтенант милиции Олег Хотин, генерал-лейтенант внутренней службы Михаил Шепилов, генерал-лейтенант полиции Николай Симаков и генерал-майор полиции Игорь Ромашкин.

Полицейские ВОГОиП выполняют служебно-боевые задачи в Дагестане, в Ингушетии, в Северной Осетии и в Кабардино-Балкарии. Сегодня в составе группировки служат сотрудники органов внутренних дел из всех регионов Российской Федерации.

Основными целями и задачами группировки является контроль над состоянием оперативной обстановки на территории СКФО, выявление членов НВФ и их пособников, изъятие из незаконного оборота оружия и наркотиков, выявление транспорта, находящегося в федеральном розыске. Помимо сети контрольно-пропускных пунктов, работают 7 мобильных инспекционно-досмотровых комплексов, которые показали свою эффективность на Олимпийских играх в Сочи в 2014 году.

Пресс-центр ВОГОиП МВД России

За годы службы Александр Ясинский прошел путь от оперуполномоченного уголовного розыска в родном Армавире до начальника Управления по координации сил и средств МВД России ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу. Из Чечни на Южный Урал Александр Юрьевич переехал осенью прошлого года. Тогда, при формировании Росгвардии, он был назначен временно исполняющим обязанности руководителя регионального управления. Как выяснила «Губерния», точки соприкосновения с Челябинской областью у него были и раньше: большая часть личного состава регионального управления Росгвардии служила под руководством Александра Ясинского на Кавказе.

Променял море на семью и МВД

– Александр Юрьевич, в органы внутренних дел вы пришли в 30-летнем возрасте. Чем до этого занимались?

– Я окончил высшее инженерное морское училище, сейчас это Новороссийская государственная морская академия, по специальности инженер-судомеханик. Учился с удовольствием, диплом с отличием как подтверждение. После этого много плавал – был моряком загранплавания до 28 лет. Думал, что с моря никогда не уйду – это мое и на всю жизнь! Но когда ждали с женой нашего первенца – дочку, понял, что хочется поменять приоритеты: нянчить ребенка, увидеть, как малыш сделает первый шаг. Семью поставил выше любви к морю. На земле выбрал службу в МВД.

– Почему отдали предпочтение работе в уголовном розыске?

– Мне кажется, это самая легендарная работа. Нет такого человека, который, служа в милиции, не желал бы работать в уголовном розыске. А ситуация в Армавире в те годы была очень напряженной: по 70–80 убийств в год, сотни грабежей. Работы было неимоверное количество. Раскрывали такие громкие дела, как серийные убийства водителей камазов – 16 человек. Задерживали криминальных авторитетов. И по Кавказу уже тогда начинали работать, потому что оттуда много оружия привозилось в Армавир.

– В 2003 году, когда вы еще работали в Краснодарском крае, вас наградили медалью «За спасение погибавших»...

– 22 июня 2003 года было очень большое наводнение. Кубань cильно разлилась, дома буквально сносило. За одну ночь мы, восемь сотрудников уголовного розыска и два сотрудника МЧС, вывезли из мест бедствия более ста человек. Человек десять спасли практически в последний момент, они уже тонули. Один дедушка, 86 лет, залез на чердак, кое-как его погрузили, буквально на руках передавали. Через час его дом смыло...

– А как оказались на Северном Кавказе?

– В 2006 году отправили в служебную командировку в составе оперативной группы в Шелковской район Чеченской республики. Отслужил там полгода, а после этого вернулся туда на службу в должности заместителя начальника ОМВД Ачхой-Мартановского района. Там жителей 108 тысяч человек, русских – 18. Бандгруппы тогда все еще действовали на территории Чеченской республики. В 2011 году, когда была реформация в системе МВД, мне предложили продолжить службу во временной оперативной группировке органов и подразделений МВД России в Ханкале. Я согласился.

В кабинете у полковника Александра Ясинского висят портреты трех командующих: слева – командующий Уральским округом войск национальной гвардии РФ Игорь Голлоев, справа – главнокомандующий войсками национальной гвардии РФ Виктор Золотов, в центре – верховный главнокомандующий Вооруженными силами РФ Владимир Путин.

Бандформирования появлялись как грибы

– Что больше всего поразило, запомнилось на Северном Кавказе?

– Самые сильные эмоции я испытал на спецоперации, когда погиб наш сотрудник Бацилов. Впоследствии он стал героем России. Он был тяжело ранен, мы пытались его посадить в машину, а он – нет, продолжает воевать. Раньше мы об этом только читали, как в годы Великой Отечественной войны оставались на своих позициях, но когда видишь своими глазами – совсем другое отношение. Меня поразила готовность бойцов к самопожертвованию ради родной страны

– Вот почему-то сразу вспомнился младший лейтенант полиции Магомед Нурбагандов из Дагестана...

– ...Который на требования боевиков посоветовать знакомым увольняться из правоохранительных органов ответил: «Работайте, братья». Вот такие герои наших дней...

– Вы ведь тоже награждены медалями за мужество и проведение спецопераций, сопряженных с риском для жизни. Что это были за операции?

– Наша многотысячная группировка, в которую входили сотрудники ФСБ, вооруженных сил и внутренних войск проводила крупномасштабные мероприятия по уничтожению криминальных групп. Бандгруппы в то время на Северном Кавказе появлялись как грибы. Никто из нас в штабах не сидел, все офицеры принимали участие в боевых операциях. На нашем счету сотни уничтоженных боевиков на территории Чеченской республики, Дагестана, Ингушетии...

Чечня сейчас одна из самых безопасных территорий

– Национальный вопрос – сложная тема, особенно если в нем замешана религия. Менялось ли как-то ваше отношение к исламу на протяжении тех лет, что вы провели на Северном Кавказе?

– Раньше я особо об этом не задумывался, пока один из чеченцев, который служил вместе со мной, не сказал: «Я больше всего боюсь неверующих людей, они самые страшные». Ислам – религия миллиардов людей, но некоторые неправильно ее преподносят, тогда и начинаются проблемы. Я служил с мусульманами два с лишним года в Ахчой-Мартановском районе, мы вместе, рука об руку ходили на боевые операции, и я никогда не чувствовал, что ко мне относятся как-то иначе... Посмотрите, сейчас Грозный – прекрасный город, Чеченская республика процветает, она одна из самых безопасных. А сами чеченцы очень трудолюбивые.

– Какие кавказские традиции вы чтите?

– На Кавказе дети относятся к родителям с уважением, почитанием. Был у меня начальник Хусейн Айдамиров. Он, полковник, омоновец, каждый день старался заехать к родителям, спросить, как у них дела. Многим русским сложно понять эту культуру. Отношение к женщинам там немного другое. У нас принято пропускать женщину вперед – оказывать уважение, а в Чечне по-другому. Непривычно было сначала, но я быстро освоился.

– Простите, конечно, за вопрос, но к смертям сослуживцев смогли привыкнуть, вообще возможно привыкнуть к такому?

– Это до сих пор самые тяжелые воспоминания... Но главное – если раньше, на момент моей службы в Чечне, количество погибавших исчислялось сотнями, то оно сократилось до десятков. Я уходил в 2016 году, за тот год погибло только два человека. Жизнь одного человека бесценна, а когда сохранили сотни жизней – значит, годы работы и прожитой жизни прошли не зря.


Бойцы сами выбирают форму и берут сникерсы

– За последние 20–30 лет вооружение российской армии сильно изменилось?

– Конечно. Наш родной автомат Калашникова модернизируется. Сотрудники имеют прицелы ночного и инфракрасного видения. Это то, чего не было раньше. У нас легкие бронежилеты и прекрасные новые радиостанции с хорошей связью. Высоко в горах они работают, мы слышим своих. И знаете, что важно? Когда я служил в Ханкале, к нам приезжали всевозможные производители оружия и формы и мы выбирали то, что нам нравится, предварительно отобрав образцы на испытание. Вот говорят: «Эта форма хорошая». А как мы должны это определить? Только опытным путем, к примеру, раздав форму бойцам ОМОНа, СОБРа, чтобы походили в горах три месяца. Приходили к мнению, что необходимо, например, чтобы до колен штаны были прорезинены, иначе, когда утром моментально промокаешь, дальше ты уже не боец. И к нам прислушивались.

– А какие продукты были в вещмешках наших ребят? У чеченских боевиков, знаю, находили американские сникерсы.

– Сникерс – это орехи, глюкоза, как раз то, что нужно в таких условиях! У нас сухой паек тоже очень хороший, сбалансированный. В него входит все, что нужно, – от средств личной гигиены и специальных фильтров, чтобы набирать воду из горных ручьев, до полноценных завтраков, обедов и ужинов. Разные наборы есть, все наше, отечественное. Но наши бойцы, знаю, все равно тайком тоже берут с собой сникерсы.

Чем занимается Росгвардия

– Кто входит в Федеральную службу войск национальной гвардии РФ? Для чего она была создана и в чем принципиальное отличие от МВД?

– 5 апреля 2016 года президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным подписан Указ о создании Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации. Одними из основных задач, возложенных на войска национальной гвардии, являются борьба с терроризмом и организованной преступностью, охрана общественного порядка и контроль над оборотом оружия в стране. Росгвардия осуществляет свою деятельность в тесном взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями. Национальная гвардия создана с идеей формирования сверхмощной силовой структуры, состоящей из тех, кто всегда в первую очередь думает о защите интересов страны. Это силовой кулак. Наша задача по взаимодействию с МВД – обеспечение силового сопровождения в проведении операций. В состав Росгвардии по Челябинской области входят такие подразделения, как ФГКУ «Управление вневедомственной охраны войск национальной гвардии РФ по Челябинской области», Центр лицензионно-разрешительной работы, отряд мобильного особого назначения (ОМОН), дислокация в Челябинске, Магнитогорске и Златоусте, специальный отряд быстрого реагирования (СОБР), авиационный отряд специального назначения.

– Многие задаются вопросом – почему в структуру Росгвардии вошла вневедомственная охрана?

– Потому что подразделения вневедомственной охраны обеспечивают безопасность важных государственных объектов, топливно-энергетического комплекса, стратегических объектов. В этом году служба вневедомственной охраны празднует свой юбилей – 65 лет. Кстати, Челябинская область очень сложная, изобилует государственными объектами, которые подлежат обязательной охране. Их более 11 тысяч.

– Наверное, вас поэтому сюда и перевели с Кавказа? Кстати, когда недавно в Челябинске шли массовые эвакуации из-за ложных сообщений о минировании, Росгвардия тоже принимала участие в проверках?

– Да, МВД, ФСБ, Росгвардия – все приезжают в таком случае. Каждый занимается своим делом. У нас, например, есть то, чего нет у других, – инженерно-технические группы с минно-розыскными собаками. Кстати, коллектив Росгвардии в Челябинской области очень сильный, устоявшийся. Кардинальных кадровых решений я не принимал. 80 процентов личного состава были моими подчиненными на Кавказе. Я знаю здесь СОБР, ОМОН. В тот момент они входили в состав ГУ МВД. Челябинская область очень заботилась о своих сотрудниках, которые служили на Кавказе. Такие субъекты по пальцам пересчитать. Раньше уезжали на шесть месяцев, теперь на три. В целом стараюсь сохранить ядро, поддержать ветеранов вневедомственной охраны, ОМОНа, СОБРа.


В Челябинске понял, что лес - это не страшно

– Какое впечатление у вас создалось о Южном Урале за тот год, что вы здесь живете?

– Я горжусь тем, что я в Челябинской области. Здесь люди делали танки, работали в тылу. Попав сюда, я совсем другими глазами стал смотреть на тружеников тыла, это такие герои! С губернатором Борисом Дубровским нашли точку соприкосновения. Он же металлург, обсуждали с ним трубы. Раньше приходилось переправлять их из Японии. В 1983 – 1984 годах, когда я был моряком, возили трубы большого диаметра, чтобы строить нефтепровод Уренгой – Помары – Ужгород. теперь сами все производим, не зависим ни от кого. А что касается населения, современные челябинцы – очень открытые люди, много друзей появилось, знакомых. Говорят, есть проблемы с экологией, но я их на себе пока не ощущаю. Хотя дышится, конечно, не как в горах. При этом, признаюсь, многое в Челябинской области непривычно. На Кавказе постоянно отряды выдвигаются, вертолеты каждое утро вылетают из Ханкалы, а здесь я чувствую себя глубоко в тылу. Постепенно привыкаю к тому, что можно взять и пойти в лес. Здесь лес – это не пугающее слово, значит, мы не зря столько сделали на Кавказе и продолжаем нести тяжелую службу. В Чечне, в Ингушетии просто так в лес никто не ходит, это до сих пор контролируемая зона, а на Южном Урале, кроме клещей, бояться нечего. Еще удивляет длинная зима. Я очень полюбил хоккейные команды «Трактор» и «Металлург». На матчи хожу, правда, большую часть времени занимает проверка деятельности ОМОНа, который там несет службу, посещение многофункционального центра по охране порядка и так далее. Но я и сам хожу на ледовую арену, катаюсь на коньках, даже супругу свою на коньки поставил. Кстати, оказалось, что у меня восемь родственников – уральцы. Жена моего сына, к примеру, из Усть-Катава.

– А сын случайно не военный?

– Пока моряк. Но уже службой в Росгвардии интересуется. Есть еще и дочь, но у нее сугубо мирная специальность.

Фото: Вячеслав Шишкоедов