Особенности определения субъекта преднамеренного банкротства. Фиктивно трудоустроили работника, который фактическии работал в другой организации Совершение преступления двумя и более лицами

Обязанностью руководителя является решение вопросов, связанных с деятельностью компании: проблемы финансового характера, хозяйственные, административные, связанные с подбором сотрудников, их трудоустройством и работой и др. В связи с этим очень важным аспектом является вопрос его персональной ответственности за те решения, которые он принимает. Рассмотрим детально ответственность руководителя организации.

Вопросы, рассмотренные в статье:

  • Какая ответственность лежит на руководителе и главном бухгалтере организации.
  • В чем заключается налоговая ответственность руководителя.
  • Какая и за что предусмотрена административная ответственность руководителя.
  • За что руководителя можно привлечь к уголовной ответственности.

Ответственность руководителя организации и главного бухгалтера

В случае неуплаты налогов главный бухгалтер может быть привлечен к уголовной ответственности вместе с генеральным директором. В связи с этим главбухи неохотно идут на риск, а руководители организаций стараются советоваться с ними перед проведением сомнительных или рискованных операций.

1. Уклонение от уплаты налогов.

Эта статья Уголовного кодекса РФ (ст. 199) - самая опасная для руководителя и главного бухгалтера. В большинстве случае к ответственности по этой статье привлекают, если в налоговую инспекцию не были представлены декларации или в отчетах содержатся недостоверные сведения (занижены доходы, завышены расходы и налоговые вычеты).

Как минимизировать риски . Прямой умысел является одним из признаков уклонения от уплаты налоговых сборов, поэтому во избежание обвинения нужно показать, что такого умысла нет. Поможет в этом разработка системы налоговой защиты. Она нужна, чтобы проверять, являются ли потенциальные партнеры добросовестными. Также к ответственности не привлекают, если налоги не были уплачены по причине наличия технических ошибок в декларациях, неправильного толкования нормативных актов и т. п. Чтобы свести к минимуму риск быть привлеченным к ответственности по причине неверного понимания законов, можно делать запросы в Министерство финансов или в налоговые органы. Если же имели место технические ошибки (или другие), то главный бухгалтер организации должен доказать их происхождение. В случае отсутствия операции в отчетах и наличия по ней первичных документов привлечение к уголовной ответственности является неправомерным, поскольку доходы компании отражены в доступных для проверки документах. Чтобы объяснить причины невнесения данных в декларацию, главный бухгалтер может написать объяснительную. Кроме того, предусматривается ответственность руководителя организации за ведение бухгалтерского учета и его организацию, поэтому дознавателями учитываются принимаемые генеральным директором меры. Он может добровольно провести аудит, создать в компании службу внутреннего контроля, периодически аттестовывать сотрудников бухгалтерии. Эти меры будут истолкованы в пользу руководителя.

2. Ответственность для налоговых агентов.

Статьей 199.1 предусматривается ответственность за неуплату налоговых сборов, которые удержали с других лиц (к примеру, за неуплату налога на доходы физических лиц, взимаемого с сотрудников). Привлечение по этой статье возможно лишь при наличии доказательств преследования личных целей при уклонении от уплаты сборов.

Как минимизировать риски . В первую очередь нужно доказать, что неуплата была временной необходимой мерой, которая позволила предприятию продолжить деятельность. Например, если бы компания перечислила деньги в налоговую, то не смогла бы выплатить заработную плату, оплатить счета за коммунальные услуги или материалы, которые нужны для осуществления деятельности. Как правило, ответственность за составление доказательств подобного рода возлагается на главбуха или начальника финансового отдела, что зависит от того, как распределены обязанности в компании. Также следует избегать затрат, которые могут быть расценены как выполненные в пользу генерального директора. К таким расходам можно отнести оплату его обучения, покупку представительского авто, значительное повышение уровня его заработка и т. п.

3. Ответственность за сокрытие имущества.

Предъявить обвинение по этой статье (ст. 199.2 Уголовного кодекса РФ) генеральному директору можно только при наличии доказательств его вины в умышленном сокрытии денежных средств и другого имущества, за счет которых с компании должны взыскиваться налоговые сборы.

Как минимизировать риски . Для опровержения обвинения необходимы доказательства наличия у операции деловой цели и ожидаемой прибыли, что должно быть видно из составленных документов, поэтому во многих организациях определяют сделки, входящие в группу риска. Классифицируют их в зависимости от того, какова специфика и объемы деятельности компании. К примеру, если предприятие крупное, то вводить особые нормы для каждого выбытия основных средств бессмысленно. Подготовка перечня относящихся к группе риска сделок является обязанностью главбуха и юристов, генеральный директор лишь утверждает список приказом. В нем можно указать, в соответствии с какими требованиями нужно оформлять документы, демонстрирующие деловую цель и ожидаемую выгоду от операций, назначить ответственных лиц, описать механизм контроля. В качестве примера можно привести служебную записку «О необходимости предоставления отсрочки платежа покупателю товаров». В ней должна быть указана деловая цель (причина). Например, сумма сделки может быть значительной, выгодной плательщику налоговых сборов. В приказе генерального директора можно обозначить лиц, ответственных за подготовку и утверждение таких «служебок», указать возможные случаи и сроки предоставления отсрочки.

4. Ответственность по Налоговому кодексу.

Если вы не будете платить налоги, то ваша организация будет привлечена к ответственности как юридическое лицо. Налоговый кодекс устанавливает величину штрафов.

  • Ст. 120 Налогового кодекса РФ - «Ответственность за грубое нарушение правил учета доходов и расходов». Грубым нарушение признают, если вы исказите суммы начисленных вам налогов или сборов на 10 % и более либо исказите любую статью (строку) формы бухгалтерской отчетности (тоже более чем на 10 %). Размер штрафа за такое нарушение составляет от 10 000 рублей до 20 % от суммы неуплаченных сборов. Ответственность за правильное ведение бухгалтерского учета лежит не только на главном бухгалтере, но и на руководителе компании.
  • Ст. 122 Налогового кодекса РФ - «Неуплата или неполная уплата налога». Если вы занизили налоговую базу, совершили другие неправомерные действия либо бездействовали, что стало причиной неуплаты или неполной уплаты налогов, то с вас могут взыскать штраф в размере 20 % от неуплаченной суммы сборов. При наличии доказательств умышленности этих действий придется заплатить 40 % неуплаченной суммы.

Налоговая ответственность руководителя организации

Согласно данным МВД нарушения налогового законодательства встречаются очень часто, однако до суда доходит меньше 50 % дел, и по сравнению с правонарушениями другого характера это мало. Но генеральному директору все равно следует минимизировать риск привлечения его к уголовной ответственности.

Дела, по которым руководителям предприятий были предъявлены обвинения, объединяет следующее:

  • Во-первых, обвинительный приговор выносят на основании доказательной базы, собранной сотрудниками силовых структур при проведении обысков. К доказательствам относят печати подставных контрагентов, обнаруженные в офисе организации, черновики, не вошедшие в отчетность документы и т. п. В настоящее время правоохранительные ведомства практикуют обыски без предупреждения, поэтому предприниматели не успевают уничтожить улики.
  • Во-вторых, обвинение аргументируют тем, что деловая цель отсутствовала. Рассмотрим, например, дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Следствие представило в числе доказательств служебную записку, содержащую оценку различных вариантов обложения налогами и предложение выбрать наиболее выгодный (что и было сделано). По мнению следствия, эта записка свидетельствует не только о факте налогового преступления, но и о том, что к нему готовились. Схема была такова: операции оформлялись на бизнесменов, что позволяло снизить налоговую нагрузку, но деловая цель при этом отсутствовала.
  • В-третьих, учитывается, взаимосвязаны ли участники налоговой схемы и подконтрольны ли одному лицу. Рассмотрим ситуацию на примере компании «ЮКОС». То, что участники сделки взаимозависимы, не является свидетельством их ухода от налогов (п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53). Вместе с тем взаимозависимость может быть истолкована как одно из сомнительных обстоятельств в случае наличия подозрений в участии организации в реализации мошеннических налоговых схем.

Рассмотрим теперь более подробно, какие преступления налогового характера уголовно наказуемы и как свести к минимуму риск уголовного преследования руководителя предприятия. За уголовное преступление не всегда лишают свободы. По каждой статье в качестве наказания может быть взыскан штраф. Каким будет наказание, решает суд. Еще один вариант - лишение генерального директора права занимать руководящие должности в любой организации на срок до 3 лет либо осуществлять определенный вид деятельности.

1. Ответственность по статье 198 Уголовного кодекса РФ.

Сразу оговоримся, что применение статьи 198 Уголовного кодекса РФ имеет место достаточно редко. Рискуют быть привлеченными по этой статье те директора компаний, которые являются еще и бизнесменами. Например, генеральный директор является одновременно ИП (работает по упрощенной системе обложения налогами) и оказывает руководимой им организации какие-либо услуги. Их оплата позволяет компании уменьшить базу по налогу на прибыль (его ставка - 24 %). Доход, полученный руководителем от сделки, облагается налогом по ставке 6 %. Как результат, общая сумма налоговых взносов организации уменьшается. Инспекторы налоговой службы могут проверить, оказываются ли заявленные услуги в действительности. Если их фиктивность будет доказана, то в соответствии со статьей 122 Налогового кодекса РФ с компании будет взыскан штраф. Размер его составляет 20 % от суммы неуплаченных налоговых сборов (или 40 % при наличии доказательств умышленного уклонения от уплаты налогов). Кроме того, материалы дела могут передать в отдел по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями.

Как минимизировать риски . Если генеральный директор начинает заниматься предпринимательской деятельностью и оказывает услуги своему предприятию, то ему нужно показать, что сделки имеют деловую цель и являются достоверными. Как правило, на руководителя возлагается лишь контроль выполнения этой задачи, решением ее занимается юридический отдел. Его сотрудники подготавливают ответы на 6 главных вопросов, задаваемых в ходе проверок.

Статья Уголовного кодекса РФ

Случаи применения

Ответственность

198 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица».

Уклонение в крупном размере:

  • размер неуплаченного налога составляет более 300 тыс. руб.;
  • размер неуплаченного налога более 100 тыс. руб., если эта сумма составляет более 10 % от начисленной.

Уклонение в особо крупном размере:

  • лицо не выплатило более 1,5 млн руб. налогов;
  • размер невыплаченных налогов составляет более 500 тыс. руб., при условии что эта сумма составляет более 20 % от начисленной.

Штраф от 100 до 300 тыс. руб.

Штраф в размере заработной платы (дохода) осужденного за 1-2 года

Арест на срок от 4 до 6 месяцев

Лишение свободы на срок до года

Штраф от 200 до 500 тыс. руб.

Штраф в размере заработной платы (дохода) осужденного, начисленной ему за 1,5-3 года

Лишение свободы на срок до 3 лет

199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»

Уклонение в крупном размере:

  • размер невыплаченного налога составляет более 1,5 млн руб.;
  • предприятие не выплатило налогов на сумму более 500 тыс. руб., и эта сумма составляет более 10 % от начисленной.

То же деяние, которое совершила группа лиц по предварительному сговору. Уклонение в особо крупном размере (размер невыплаченных налоговых сборов составляет более 7,5 млн руб. либо более 2,5 млн руб., если эта сумма составляет более 20 % от начисленной)

Штраф от 100 до 300 тыс. руб.

Штраф в размере заработка осужденного за 1-2 года

Арест на 4-6 месяцев

Лишение свободы на срок до 2 лет

Кроме того, осужденному грозит запрет на занятие определенных должностей (к примеру, генерального директора) или ведение определенных видов деятельности на срок до 3 лет

Штраф от 200 до 500 тыс. руб.

Штраф в размере заработной платы (дохода) осужденного за 1-3 года

Лишение свободы на срок до 6 лет

Также возможен запрет на нахождение в руководящих должностях или ведение определенных видов деятельности на срок до 3 лет

199.1 «Неисполнение обязанностей налогового агента»

Уклонение в крупном размере (установлен в статье 199 Уголовного кодекса)

Уклонение в особо крупном размере (установлен в статье 199 Уголовного кодекса)

Наказание соответствует применяемому для аналогичных случаев в статье 199 Уголовного кодекса РФ

Наказание соответствует применяемому для аналогичных случаев в статье 199 Уголовного кодекса РФ. Исключение - по статье 199.1 Уголовного кодекса размер штрафа равен сумме дохода осужденного за 2-5 лет

199.2 «Сокрытие денежных средств либо имущества… за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов»

Уклонение от погашения задолженности, размер которой составляет более 250 тыс. руб.

Штраф от 200 до 500 тыс. руб.

Штраф в размере заработной платы (дохода) осужденного за 1,5-3 года

Лишение свободы на срок до 5 лет

Кроме того, руководитель может быть дисквалифицирован на срок до 3 лет

2. Ответственность за неуплату налогов предприятием.

Наиболее опасная для генерального директора статья. Ответственность по ней наступает, если руководимое главой организации юридическое лицо не платит налоги. Как правило, статья 199 Уголовного кодекса РФ применяется, если не были представлены декларации либо была искажена информация в отчетности, то есть были занижены доходы или завышены расходы, налоговые вычеты (см. табл. «Документы, искажения в которых могут привести к уголовной ответственности»).

По логике ответственность за это должен нести главбух организации, но в соответствии с законом это не так. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006 № 64 в числе субъектов преступления называет и руководителя организации, если им подписывается отчетность и обеспечивается уплата налогов и сборов.

Иногда генеральный директор руководит несколькими компаниями. Тогда его действия можно «классифицировать по совокупности нескольких преступлений» (п. 13 постановления № 64). То есть если человек является руководителем двух организаций, каждая из которых не выплатила налоги в полном размере (сумма неуплаченных средств составила по 1,3 млн руб.), то ему предъявят обвинение за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере, несмотря на то, что сумма долга каждой компании в отдельности говорит об уклонении лишь в крупном размере. В связи с этим руководить несколькими организациями, имеющими проблемы с налоговой, нежелательно.

Предусматривается не только ответственность руководителя за долги организации, но и сотрудников или учредителей компании, внешних экспертов, которые содействовали «совершению преступления советами, указаниями и т. п.» (формулировка из ст. 33 Уголовного кодекса РФ). Это могут быть юристы и аудиторы. К примеру, они могут участвовать в разработке заведомо незаконных схем уклонения от уплаты налогов, а руководитель применит их, послушав совета этих специалистов. В таком случае преступление могут признать совершенным группой лиц по предварительному сговору.

Но найти доказательства предварительного сговора не так просто. Не зря было сказано о заведомой незаконности. То есть если советчик знает, что его предложения будут применять с целью уклонения от налогов, то тогда обвинение в умышленном нарушении налогового законодательства и совершении преступления будет оправданным. К тому же консультанту должно быть известно, что следствием применения его советов станет неуплата налогов на сумму, которая указана в ст. 199 Уголовного кодекса. Доказать предварительный сговор сложно еще и потому, что привлекаемые эксперты не уточняют сумму, которую можно сэкономить, а лишь предлагают различные схемы, позволяющие снизить налоговую нагрузку.

Нести ответственность по статье 199 Уголовного кодекса могут и те лица, которые фактически исполняют обязанности генерального директора. К этой норме суды прибегают, если генеральным директором является подставное лицо.

Как минимизировать риски . Наличие прямого умысла является признаком того, что предприятие уклоняется от уплаты налогов (п. 8 постановления № 64). Поэтому во избежание обвинения нужно показать, что прямой умысел отсутствовал. Для этого потребуется разработать систему налоговой защиты, назначение которой - проверять, являются ли добросовестными налогоплательщиками потенциальные поставщики. Ответственной за разработку может быть бухгалтерия или юридический отдел. Они могут узнать, подлинный ли ИНН потенциального партнера, имеет ли он государственную регистрацию. Все это будет говорить о том, что компания осмотрительна при выборе контрагентов и не сотрудничает с теми, кто уклоняется от уплаты налогов. Предъявить обвинение такой организации в сотрудничестве с фирмами-однодневками и умышленном уклонении от налогов не получится.

Нужно отметить, что если налоги не были уплачены вследствие наличия технических ошибок в декларациях или неправильного толкования нормативных актов, то это не считается преступлением. Чтобы свести к минимуму риск неверного понимания законов, можно отправлять запросы в Министерство финансов или налоговую инспекцию. А главбух предприятия должен доказать происхождение технических и других ошибок.

Первичную документацию используют как один из аргументов. Если в отчетности операцию не отразили, но первичные документы по ней есть, привлечение руководства организации к уголовной ответственности будет неправомерным. Доходы компании отражены в документах, которые изучаются сотрудниками налоговой при проверке, то есть их не скрывают. Причины невнесения данных в отчетность можно указать в объяснительной главного бухгалтера. Они могут быть разными: неправильно определен отчетный период, в котором должны быть отражены доходы, даны разъяснения в средствах массовой информации (понадобится приложить статьи), имел место сбой в программе бухучета или в программе для передачи отчетных документов.

Аргументировать неверное заполнение деклараций можно тем, что главный бухгалтер очень загружен. Кроме того, можно отметить незначительное количество ошибок, указать на освоение новых сфер деятельности. Все это не освободит от уплаты штрафа, который взыщут по статье 122 Налогового кодекса РФ, но поможет доказать, что умысла в действиях не было. Соответственно, для уголовного преследования компании причин нет. Естественно, при наличии большого количества ошибок у следствия может возникнуть сомнение в том, что они сделаны неумышленно. А единичные ошибки не дают повод говорить об умышленном уклонении от уплаты налогов.

Дознавателями берутся также в расчет принимаемые генеральным директором меры, поскольку он отвечает за организацию бухгалтерского учета. Если он добровольно проведет аудит, создаст в компании службу внутреннего контроля, периодически будет проводить аттестацию работников, увольняя тех, кто показывает худшие результаты, эти действия могут быть истолкованы в его пользу.

Мнение эксперта

Наказывают фактического руководителя, а не подставного

Артем Родионов ,

налоговый эксперт, Москва

Между организацией и менеджером Журовым был заключен контракт, согласно которому он стал генеральным директором. Ранее он никогда не занимал такую должность, кроме того, не имел ни юридического, ни экономического образования. Количество работников компании, профиль ее деятельности, стратегия развития и т. п. вопросы при назначении на обсуждение не выносились. Исходя из этого, следователи заключили, что отсутствие такой информации сделало невозможным действительное выполнение Журовым своих обязанностей. Также было выяснено, что роль Журова сводилась к перерегистрации документов организации на свое имя. Документы Журову передавал работник фирмы Курков, который и пригласил его в компанию. Куркова же инструктировал по возникающим вопроса другой гражданин - Тимшин. По результатам судебного разбирательства Журов был признан рядовым сотрудником, а Тимшин - ответственным за деятельность фирмы (приговор Тушинского районного суда г. Москвы, вынесенный в 2007 году). Это дело показывает, что ответственность несет не фиктивный, а реальный руководитель.

Административная ответственность руководителя организации

Административное правонарушение приводит к большим расходам, поскольку к ответственности может быть привлечено как должностное лицо (к примеру, генеральный директор), так и организация как юридическое лицо.

Кроме того, нужно понимать, что Кодекс об административных правонарушениях предусматривает помимо штрафов и другие наказания, последствия которых для бизнеса могут быть более значительными: административное приостановление деятельности фирмы и дисквалификацию директора.

Но даже в случае наложения штрафа не стоит поддаваться панике. Иногда можно изменить размер взыскания (снизить сумму) либо добиться, чтобы наказание отменили.

Существуют следующие виды административных наказаний:

  • Предупреждение - выражается в официальном порицании директора. Предупреждение выносится нечасто, как правило, только если проступок малой тяжести (ст. 3.4 Кодекса об административных правонарушениях РФ).
  • Штраф - данный вид наказания в случае административных правонарушений применяется чаще всего. Размер штрафа для должностных лиц составляет не более 50 000 рублей, а для юридических лиц - не более 1 млн рублей (ст. 3.5 Кодекса об административных правонарушениях РФ).
  • Дисквалификация - данная мера наказания применяется в отношении руководителя организации; сущность ее заключается в запрете занимать руководящую должность в течение определенного времени. Минимум могут дисквалифицировать на полгода, максимум - на 3 года (ст. 3.11 Кодекса об административных правонарушениях РФ). Дисквалификация возможна, если руководитель повторно задержал выплату зарплаты работникам, вовремя не устранил выявленные нарушения требований пожарной безопасности, распространил недостоверную информацию о конкурирующей фирме.
  • Приостановление деятельности - данный вид наказания предусматривает приостановление на определенное время деятельности организации, ее филиалов, представительств и подразделений. Обычно эту меру применяют по отношению к производственным предприятиям. Приостановить работу могут на срок до 90 дней (ст. 3.12 Кодекса об административных правонарушениях РФ). Решение о применении данной меры принимает суд, если есть доказательства, что деятельность предприятия несет угрозу жизни или здоровью людей, может привести к возникновению эпидемии, техногенной катастрофы и т. п. В исключительных ситуациях допускается приостановка работы организации лицами, осуществляющими проверку, без суда. В этом случае запрет на осуществление деятельности может длиться до 5 суток (ст. 27.16 Кодекса об административных правонарушениях РФ).

Чтобы не стать нарушителем, нужно исключить вероятность наступления административной ответственности - неукоснительно соблюдать требования законов. Для этого необходимо знать, какие нарушения чаще всего допускаются организациями. В числе наиболее часто фиксируемых правонарушений - неправильное ведение кассовых операций, неправильная организация работы с наличными деньгами, нарушения трудового и налогового законодательства.

1. Нарушение правил работы с наличными деньгами.

Все свободные деньги должны храниться в банках. Кроме того, должны соблюдаться определенные требования при оборудовании кассы предприятия. Ответственность за это несет директор организации. Помещение кассы должно быть изолировано, для хранения денежных средств должен иметься сейф, который прикручивают к стенам или полу. Кроме того, на государственном уровне регулируются наличные расчеты между юридическими лицами. Организация не имеет права оплачивать покупку наличными, если сумма сделки по одному договору составляет более 100 000 руб.

Если правила работы с наличными деньгами нарушаются, взыскивают штрафы, размеры которых внушительны. Юридическим лицам придется заплатить от 40 до 50 тыс. руб., а должностным - от 4 до 5 тыс. руб. (ст. 15.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ). Поручите вашему юристу или главному бухгалтеру проверить, соблюдается ли вашей организацией порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации. Если по каким-то причинам вы не выполняете ряд требований, то не исключены спорные ситуации с налоговой инспекцией или даже наложение штрафов. Судебная практика свидетельствует о том, что решение подобных дел обычно принимается в пользу налоговых инспекторов.

2. Нарушение трудового законодательства.

Если нарушаются требования законодательства о труде и об охране труда, то наказание может быть разным - от штрафа до дисквалификации директора. Если руководитель задерживает выплату заработной платы сотрудникам, то в первый раз ему и компании выпишут штраф. Директору придется заплатить от 1 до 5 тыс. руб., а вот размер штрафа для организации более существенный - от 30 до 50 тыс. руб. (ст. 5.27 Кодекса об административных правонарушениях РФ). Повторная же задержка зарплаты может наказываться дисквалификацией руководителя на срок от 1 до 3 лет.

Генеральный директор несет ответственность за нарушение трудового законодательства даже после увольнения. Руководитель одной организации задержал выплату зарплаты персоналу. На момент проведения проверки он уже не состоял в должности директора, но трудовая инспекция все равно взыскала с него штраф. В суде пояснили, что, даже если трудовые отношения с руководителем компании прекращены, то в отношении него все равно может быть возбуждено дело об административном правонарушении. Также его могут привлечь к административной ответственности (постановление Президиума Верховного суда РФ от 27.09.2006 г.).

Стоит отметить еще один нюанс. Известен следующий случай: мировой судья принял решение о дисквалификации директора компании сроком на 1 год за повторное правонарушение. Но судебный акт был отменен Верховным судом. Пояснения были следующими: в первый раз руководителя оштрафовали на 2 000 руб. за то, что он не дал указание оплатить больничный лист. Второй раз нарушение заключалось в том, что он не заключил с работником письменный трудовой договор. Верховные судьи разъяснили, что правонарушение можно считать аналогичным, если должностное лицо второй раз совершает такое же, а не любое нарушение трудового законодательства (постановление Верховного суда РФ от 28.02.2006 № 59-ад06-1). Нужно быть внимательным: если вы однажды нарушили законодательство о труде и были привлечены за это к ответственности, то нельзя допускать повторного нарушения.

3. Работа без кассового аппарата.

Работа с наличными деньгами требует применения контрольно-кассовых аппаратов. В случае невыполнения этих требований организацией либо использования ею неисправных/не включенных в государственный реестр касс проверяющие могут привлечь руководителя к ответственности. Размер штрафа для должностных лиц составляет от 3 до 4 тыс. руб., а для организаций - от 30 до 40 тыс. руб. (ст. 14.5 Кодекса об административных правонарушениях РФ). Стоит сказать, что за данные нарушения наиболее часто привлекают к административной ответственности. Чаще правонарушителями становятся организации, занимающиеся торговлей, и для многих из них взыскиваемая сумма оказывается существенной.

4. Обман потребителей.

В соответствии с законом «О защите прав потребителей» продавец обязан представлять покупателям следующую информацию: наименование организации, ее юридический и фактический адрес, режим работы, стоимость товаров и услуг. В случае обмана (если компания обвешает, обсчитает клиента, даст неверную информацию о потребительских свойствах и качестве продукции), а также введения потребителя в заблуждение сотрудники контролирующего органа имеют право наложить штраф как на директора организации, так и на саму компанию (ст. 14.7 и 14.8 Кодекса об административных правонарушениях РФ). Размер штрафа для генерального директора составляет от 10 до 30 тыс. руб., а для предприятия - от 20 до 50 тыс. руб.

Если вы осуществляете деятельность на рынке b2c, поручите юристам проверить, не нарушает ли ваша компания требования закона «О защите прав потребителей».

Часто организации с целью привлечь интерес потенциальных покупателей и отличиться от конкурентов проводят провокационные рекламные кампании. Органы контроля пристально следят за этим. Размер штрафа за нарушение требований рекламного законодательства может составлять до 500 000 руб. С директора могут взыскать от 4 до 20 тыс. руб. (ст. 14.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ).

6. Грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета, непредставление отчетности.

Если в отчетности были искажены суммы начисленных налогов и сборов на 10 % и более либо была искажена любая статья (строка) формы бухгалтерской отчетности не менее чем на 10 %, это расценивается как грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета. Согласно Кодексу об административных правонарушениях штраф в этом случае накладывается только на должностное лицо, как и в случае непредставления бухгалтерской отчетности. Размер его - от 5 до 10 тыс. руб. (ст. 15.11 Кодекса об административных правонарушениях РФ). Но ст. 120 Налогового кодекса предусматривает взыскание штрафа за данное нарушение непосредственно с организации, при этом размер его существенно выше.

7. Нарушения в области строительства.

Многие компании ведут строительство новых торговых точек или складских помещений (а также проводят капремонт зданий) собственными силами. В определенных ситуациях для этого необходимо иметь специальное разрешение. Организации это требование часто нарушают, и потому им приходится выплачивать штрафы, размеры которых гораздо больше взыскиваемых за нарушение правил работы с наличными деньгами. Для генерального директора размер штрафа составляет от 20 до 50 тыс. руб., а для организации - от 500 000 до 1 млн руб. Также допускается приостановка проверяющими деятельности компании (ст. 9.5 Кодекса об административных правонарушениях РФ).

Перед тем как начать строить, нужно поручить юридическому отделу изучение положений Градостроительного кодекса РФ (Федеральный закон от 29.12.2004 № 190-ФЗ). Особое внимание нужно обратить на статью 51: в ней прописаны случаи, в которых получение разрешения является обязательным. Подчеркнем, что даже ведение строительства на участке, находящемся у вас в собственности, или реконструкция собственного здания не освобождают вас от ответственности.

Мнение эксперта

Нам удалось оспорить штраф

Роман Москвичев ,

генеральный директор ООО «Мойдодыр», Белгород

На нашу организацию накладывали штраф по статье 14.5 Кодекса об административных правонарушениях РФ, так как мы продали товар и не применили кассовый аппарат (продавец не выбил чек). Но у нас получилось оспорить меру наказания. Нашим юристом были замечены процессуальные нарушения со стороны налоговой службы. Во-первых, протокол был оформлен без соблюдения сроков. Во-вторых, по одному делу составили два протокола. Решение об отмене штрафа с организации принял арбитражный суд, а штраф, наложенный на меня как на руководителя компании, отменил гражданский суд, поскольку вина директора не была доказана.

Уголовная ответственность руководителя организации

Практика свидетельствует, что генеральных директоров нередко привлекают к уголовной ответственности. В качестве примера можно привести приговоры в отношении руководителей компании «ЮКОС» Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Уголовные дела, возбуждаемые против небольших и малоизвестных организаций, освещаются в СМИ нечасто, но это не значит, что можно безответственно относиться к уголовному закону.

1. Ответственность за экономические преступления

Наиболее часто для привлечения генеральных директоров к уголовной ответственности применяются статьи Уголовного кодекса, входящие в главу 22 «Преступления в сфере экономической деятельности».

  • Незаконное предпринимательство (ст. 171 Уголовного кодекса РФ).

Ответственность руководителя организации и ее учредителя по этой статье может наступить, если выяснится факт осуществления вашей компанией деятельности при отсутствии государственной регистрации или лицензии (в случае ее обязательности) либо факт нарушения требований или условий лицензии. Но наказание по этой статье предусмотрено только за причинение крупного ущерба или получение дохода в крупном размере. Размер крупного ущерба (или дохода) составляет более 250 000 руб. (примечание к ст. 169 Уголовного кодекса РФ). За причинение некрупного ущерба/получение некрупного дохода предусматривается наложение административного штрафа (ст. 14.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ).

  • Незаконное получение кредита (ст. 176 Уголовного кодекса РФ).

Ответственность по этой статье может наступить в случае наличия доказательств, что компания-заемщик предоставила банковской организации документы, которые показали ее деятельность в более выгодном свете, чем это есть в действительности. И сделано это было с целью показать, что компания в состоянии погасить полученный кредит. К уголовной ответственности могут привлечь, только если последствием получения заемных средств станет причинение крупного ущерба.

Доказать совершение этого преступления непросто. В случае успешного доказательства судьи в качестве меры наказания в основном применяют штраф. Но в последнее время наметилась тенденция применения судами более жестким мер к совершившим данное преступление (см. «Ложные сведения стоили директору четырех лет свободы»). Обратите внимание: если заемные средства получены незаконным путем и кредит еще не погашен, то очень вероятно привлечение директора организации к уголовной ответственности за мошенничество по статье 159 Уголовного кодекса РФ.

  • Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 Уголовного кодекса РФ).

В Уголовном кодексе есть статьи, которые могут оказаться полной неожиданностью для руководителя компании, плохо знакомого с уголовным правом. Например, если фирма злостно уклоняется от исполнения судебного решения о взыскании задолженности по кредиту, то генерального директора могут лишить свободы на 2 года. Такая же мера наказания применяется к руководителям предприятий, которые не гасят долги по ценным бумагам (к примеру, векселям).

Следует учитывать, что уголовная ответственность может наступить, только если сумма заемных средств составляет более 250 тыс. руб. Но это требование не применимо в случае уклонения от погашения задолженности по ценным бумагам (сумма долга здесь значения не имеет).

Является ли уклонение злостным, определяет суд по ряду обстоятельств. Например, выясняют, изменилось ли местонахождение или название фирмы, осуществлялся ли перевод средств организации на личные счета в отечественных и зарубежных банках, отчуждалось ли имущество и передавалось ли другим лицам и т. п. (см. пример: «Директора осудили за долги»).

  • Незаконное использование товарного знака (ст. 180 Уголовного кодекса РФ).

Ответственность по этой статье может наступить в случае неоднократного нарушения или причинения крупного ущерба (более 250 тыс. руб.). Приведем пример: Майский районный суд Кабардино-Балкарской Республики вынес обвинительный приговор руководителю одного пищекомбината. Его осудили за незаконное использование чужого товарного знака - водки «Чарка» - по ч. 1 ст. 180 Уголовного кодекса.

  • Преднамеренное банкротство (ст. 196 Уголовного кодекса РФ).

Преднамеренным банкротством считается совершение действий или бездействие, которые привели к неспособности организации выплатить долги кредиторам. К примеру, директор принимал участие в невыгодных ему сделках, выдавал кредиты родственникам и т. п. Привлечь к уголовной ответственности по этой статье могут, если кредиторы понесли крупный ущерб (свыше 250 000 руб.).

Статья эта очень опасна, поскольку суд может счесть ошибки генерального директора за преднамеренные действия. Причиной этого является сходство преднамеренности и нормального предпринимательского риска.

  • Фиктивное банкротство (ст. 197 Уголовного кодекса РФ).

Согласно законодательству допускается самостоятельное объявление организацией своего банкротства. Но если объявить о нем безосновательно, то генерального директора или владельца организации могут привлечь к уголовной ответственности. Уголовный кодекс предусматривает наказание в случае причинения крупного ущерба (в размере более 250 тыс. руб.).

Для привлечения гражданина к уголовной ответственности необходимо, чтобы его действия содержали все признаки состава преступления (ст. 8 Уголовного кодекса РФ).

Определение термину «преступление» дано в ч. 1 ст. 14 Уголовного кодекса РФ. На основании этого определения можно выделить следующие признаки преступления:

  • деяние опасно для общества, то есть создает угрозу устоям и правилам, которые приняты в гражданском обществе;
  • последствия его опасны для общества;
  • форма, в которой совершается преступление, запрещена уголовным законодательством;
  • совершивший преступление человек подлежит уголовной ответственности (лицо должно быть вменяемым и достигшим возраста уголовной ответственности).

Также уголовная ответственность наступает при совершении только виновных действий. Виновность устанавливается в случае совершения человеком каких-либо действий преступного характера умышленно или по неосторожности.

2. Ответственность за преступления против человека

Наряду с экономическими статьями часто привлекают к ответственности по статьям главы 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» Уголовного кодекса РФ. Ниже рассмотрены некоторые из них.

  • Нарушение правил охраны труда (ст. 143 Уголовного кодекса РФ)

В соответствии с законом в обязанности работодателя входит контроль соблюдения работниками правил охраны труда, в том числе техники безопасности. Уголовная ответственность руководителя предприятия может наступить, если на производстве произойдет несчастный случай.

Могут применяться различные меры наказания, что зависит от степени тяжести урона здоровью. Если в результате несчастного случая работнику был нанесен тяжкий вред здоровью, то виновнику грозит максимум лишение свободы сроком до года. В случае гибели сотрудника мера наказания жестче: руководителя лишают свободы на срок до 3 лет и в дальнейшем запрещают занимать руководящие должности на такой же срок.

  • Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение (ст. 145 Уголовного кодекса РФ)

Эта статья касается женщин, вынашивающих ребенка либо имеющих детей в возрасте до 3 лет. Если нарушается закон при увольнении других категорий работников, уголовная ответственность не наступает. Что понимается под необоснованным отказом? Отказ трудоустроить женщину в положении или увольнение ее именно по причине беременности или наличия маленького ребенка.

  • Невыплата заработной платы (ст. 145.1 Уголовного кодекса РФ)

Если в прокуратуру поступит жалоба от ваших работников о несвоевременной выплате зарплаты и ее задержке более чем на 2 месяца, то генерального директора могут привлечь к уголовной ответственности.

Есть один нюанс: возбуждение уголовного дела по этой статье возможно, если у следствия есть доказательства того, что заработная плата не выдавалась по причине корысти или вследствие другой личной заинтересованности (к примеру, вы купили на эти деньги квартиру или машину). Но несмотря на это, руководителей организаций все же привлекают к уголовной ответственности, если имеет место невыплата заработной платы сотрудникам. К примеру, решением Октябрьского районного суда города Саратова директор компании был признан виновным по ст. 145.1 и был лишен свободы на 5 месяцев по ч. 1 ст. 145.1 (постановление от 18.11.2004 по делу № 1-493).

Учтите, что если результатом несвоевременной выплаты заработной платы стали тяжкие последствия (сотрудник заболел или умер, был выселен из квартиры за неоплату коммунальных услуг), то генеральному директору грозит лишение свободы на срок до 7 лет.

3. Служебные преступления

Служебные преступления описаны в главе 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» Уголовного кодекса.

  • Злоупотребления полномочиями (ст. 201 Уголовного кодекса РФ)

Если руководитель организации использует свои полномочия, не учитывая законные интересы фирмы, то это расценивается как злоупотребление полномочиями. Целью его является извлечь выгоду для себя либо других лиц. Это может быть незаконное приобретение ценностей, продвижение по служебной лестнице, предоставление заемных средств на льготных условиях родственникам и т. п. Отметим, что ущерб может быть не только материального характера (утрата имущества), но и нематериального (моральный, ущемление прав). К примеру, руководитель муниципального коммерческого предприятия злоупотребляла своими полномочиями, сдавая в аренду помещения торговой точки, являющейся собственностью организации, и не оформляя при этом надлежащим образом договор аренды. Выручка от аренды при этом в кассу предприятия не сдавалась. Многим известно, что большая часть крупных производственных отечественных компаний, особенно организованных во времена Советского Союза, практикуют сдачу помещений в аренду «по устной договоренности».

  • Коммерческий подкуп (ст. 204 Уголовного кодекса РФ)

Эта статья предусматривает уголовную ответственность за взяточничество. Наказанным может быть любой сотрудник, выполняющий «управленческие функции», то есть любой менеджер, в том числе и генеральный директор. За коммерческий подкуп могут лишить свободы на срок до 3 лет.

Мнение эксперта

Нужно следить за «модой» на отдельные составы преступлений

Дмитрий Жданухин,

генеральный директор «Центра гуманитарно-правовых технологий», кандидат юридических наук, Москва

Руководитель предприятия не должен забывать о юридической безопасности организации, ему необходимо следить за «модой» на отдельные составы преступлений. Она заключается в активном применении в определенные периоды времени ранее почти не используемых статей Уголовного кодекса РФ. Например, раньше часто наказывали по статье 145.1 «Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат». Сейчас в связи с тем, что активно развивается корпоративное коллекторство (технологии взыскания задолженности с предприятий), ожидается «мода» на ст. 177 «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности».

В литературе в последнее десятилетие достаточно активно стал обсуждаться вопрос о квалификации по статьям Особенной части Уголовного кодекса со специальным субъектом действий фактических (теневых) руководителей организаций, не являющихся специальными субъектами преступлений, но совершающих незаконные действия от имени и в пользу юридических лиц, подпадающие под признаки того или иного преступления со специальным субъектом. Это касается, в частности, преступлений, совершаемых от лица и (или) в интересах юридического лица (организации), для которого характерна достаточно сложная система управления и представления его интересов в отношениях как с другими юридическими лицами, так и с государственными органами, регламентированная нормами трудового и гражданского, корпоративного права, не всегда должным образом согласованными между собой. Опираясь на эти нормы, российские криминалисты обосновывают необходимость привлечения к уголовной ответственности не только руководителя юридического лица (теория руководителя), но и любого работника юридического лица (теория работника), а также любого уполномоченного представителя юридического лица при условии, что он действовал в рамках своей компетенции (полномочий) и имел право на выполнение юридически значимых действий от лица и (или) в интересах организации (теория функциональной связи) .

Белорусские исследователи также обращают внимание на проблему квалификации по статьям Особенной части Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК Республики Беларусь) со специальным субъектом действий фактических (теневых) руководителей организаций, не являющихся специальными субъектами преступлений.

Не урегулированная непосредственно в уголовном законе эта проблема приобрела особую актуальность в сфере правоприменения, в особенности при квалификации преступлений против порядка осуществления экономической деятельности. Данная статья посвящена содержанию этой проблемы и возможным путям ее решения.

1. Законодательное регулирование уголовной ответственности за совершение преступлений со специальным субъектом

В теории и судебной практике под специальным субъектом преступления принято понимать физическое лицо, которое наряду с общими признаками субъекта преступления (физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности) должно обладать обязательными дополнительными признаками (пол, гражданство, профессия, специальный правовой статус и др.), позволяющими ему совершить в качестве исполнителя преступление со специальным субъектом, а органу уголовного преследования и суду — квалифицировать его действия как исполнителя преступления со специальным субъектом. Соответственно составом преступления со специальным субъектом признается система объективных и субъективных признаков, необходимых и достаточных для признания конкретного деяния преступлением данного вида, в число которых в качестве обязательных включены один или несколько указанных признаков специального субъекта. К числу таких составов преступлений со специальным составом могут быть отнесены, в частности, незаконный выпуск (эмиссия) ценных бумаг (статья 226 УК Республики Беларусь), уклонение от уплаты таможенных платежей (статья 231 УК Республики Беларусь), различные виды криминальных банкротств (статьи 238 — 241 УК Республики Беларусь), уклонение от уплаты сумм налогов, сборов (статья 243 УК Республики Беларусь).

Общее правило уголовной ответственности за совершение указанных преступлений сводится к следующему: если состав того или иного преступления сформулирован как состав преступления со специальным субъектом, то уголовной ответственности за совершение такого преступления в качестве его исполнителя подлежит только лицо, обладающее признаками специального субъекта.

Однако как быть в случае, если действия, предусмотренные составом преступления со специальным субъектом, совершает лицо, не обладающее признаками специального субъекта? Возможна ли уголовная ответственность так называемого посредственного исполнителя преступления, т.е. лица, фактически выполнившего действия, признаваемые преступлением, хотя уголовный закон не признает его исполнителем преступления?

Актуализация указанных вопросов, связанных с понятием посредственного исполнения преступления со специальным субъектом, обусловлена потребностями практики юридической оценки действий лица, не обладающего признаками специального субъекта преступления и использовавшего других лиц, наделенных такими признаками, для совершения преступления со специальным субъектом.

К сожалению, вопросы уголовной ответственности посредственного исполнителя преступления решены в уголовном законе (часть 3 статьи 16 УК Республики Беларусь, статьи 33, 34 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК Российской Федерации)) только применительно к преступлениям с общим субъектом. Не находя ответы на эти вопросы в уголовном законе, некоторые органы уголовного преследования и суды пытаются решать их с позиции аналогии закона, применяя соответствующие нормы института посредственного исполнения преступления с общим субъектом, хотя, как это предписано законодателем, применение уголовного закона по аналогии не допускается (ч. 2 ст. 3 УК Республики Беларусь). Спустя полгода после принятия УК Республики Беларусь этот запрет был подтвержден в части 3 статьи 72 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (далее — Закон N 361-З) и распространен на административную ответственность: «Применение институтов аналогии закона и аналогии права запрещается в случаях привлечения к уголовной или административной ответственности». В 2008 году запрет на применение аналогии был распространен на все виды юридической ответственности и все отрасли законодательства: «Применение институтов аналогии закона и аналогии права запрещается в случае привлечения к ответственности, ограничения прав и установления обязанностей» (см. пункт 31 статьи 1 Закона Республики Беларусь от 15.07.2008 N 410-З «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам нормотворческой деятельности»).

2. Уголовная ответственность фактического руководителя: за и против

Названные выше российские авторы, предлагая, по сути, расширение круга специальных субъектов применительно к тому или иному виду преступления, совершаемому от лица и (или) в интересах организации, считают возможным в ряде случаев использование института посредственного исполнения преступления для уголовно-правовой оценки действий лица, не обладающего признаками специального субъекта преступления и использовавшего других лиц, наделенных такими признаками, для совершения преступления со специальным субъектом. В частности, по мнению Г.А.Есакова, при наличии в юридическом лице теневого руководителя и свадебного генерала, т.е. соответственно лица, фактически осуществляющего стратегическое и оперативное руководство данным юридическим лицом, и лица, номинально отвечающего признакам специального субъекта преступления, предусмотренным в законе, уголовная ответственность возможна в рамках следующих двух вариантов: а) невиновно действующий свадебный генерал не подлежит уголовной ответственности, а теневой руководитель подлежит уголовной ответственности как посредственный исполнитель в силу части 2 статьи 33 УК Российской Федерации (схожа с частью 3 статьи 16 УК Республики Беларусь); б) при наличии же в действиях свадебного генерала всех признаков состава преступления он подлежит уголовной ответственности как исполнитель преступления, а теневой руководитель — в силу правила, закрепленного в части 4 статьи 34 УК Российской Федерации (подобная норма в статье 16 УК Республики Беларусь отсутствует), как организатор, подстрекатель или пособник. Но, поскольку указанное предложение в настоящее время не имеет законодательной основы, автором предлагается скорректировать часть 2 статьи 33 УК Российской Федерации, дополнив ее положением, согласно которому лицо будет признаваться исполнителем преступления «независимо от того, может ли это лицо подлежать уголовной ответственности в случае непосредственного совершения такого преступления либо непосредственного участия в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями)» .

Возможность использования института посредственного исполнения в подобных случаях нашла поддержку и среди белорусских исследователей.

Так, в белорусской литературе появились не подкрепленные какой-либо аргументацией предложения признавать субъектом преступления со специальным субъектом лиц, не обладающих признаками специального субъекта (например, рекомендации привлекать к уголовной ответственности за уклонение от уплаты сумм налогов, сборов теневых, фактических руководителей организации ). Несмотря на аргументированную критику , у этой позиции есть сторонники и в среде практикующих юристов, которые пытаются найти ей научное обоснование.

Так, по мнению заместителя начальника управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь М.Е.Денисюка, «поскольку опосредованный исполнитель в структуре состава преступления занимает место лица, непосредственно совершившего деяние и фактически используемого как орудие (ведомое лицо), его следует наделять всеми признаками ведомого лица, в том числе специальными, определяющими его как специального субъекта» . При этом, по его мнению, часть 3 статьи 16 УК Республики Беларусь не ограничивает опосредованное исполнение только общим субъектом, на основе этого утверждения он делает вывод об отсутствии правовых препятствий для привлечения к уголовной ответственности лиц, опосредованно совершивших преступление со специальным субъектом. Указанный вывод автор подкрепляет ссылками на складывающуюся (но, заметим, не основанную на законе) следственную и судебную практику. Вместе с тем им предлагается все же скорректировать часть 3 статьи 16 УК Республики Беларусь, дополнив ее словами «в том числе посредством использования лиц, наделенных специальными признаками, предусмотренными статьей Особенной части настоящего Кодекса» . Сам факт такого de lega ferenda (предложение законодателю) — свидетельство признания его автором отсутствия в настоящее время в рамках действующего УК Республики Беларусь правовых оснований для применения института посредственного исполнения к случаям совершения деяний, охватываемых признаками преступлений со специальным субъектом.

К сожалению, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в части первой пункта 7 постановления от 26.03.2015 N 1 «О практике применения судами законодательства по делам об уклонении от уплаты сумм налогов, сборов (статья 243 УК)» указал: «Лицо, фактически осуществлявшее руководство организацией-плательщиком, может признаваться исполнителем преступления, предусмотренного статьей 243 УК, при условии, что уполномоченное лицо данной организации, в обязанности которого входило подписание документов налогового учета и (или) отчетности, не было осведомлено о своем участии в уклонении от уплаты сумм налогов, сборов». Иными словами, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь посчитал возможным применять положения части 3 статьи 16 УК Республики Беларусь к ситуациям, которые не регулируются в настоящее время указанной статьей УК Республики Беларусь, посчитал возможным пренебречь указанным выше запретом на применение уголовного закона по аналогии.

Давая такое разъяснение, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь, по сути, принял на себя функции законодателя, нарушил принцип разделения властей, закрепленный в статье 6 Конституции Республики Беларусь, поставил под сомнение принцип верховенства права, нашедший отражение в статье 7 Основного Закона Республики Беларусь. Конституционный Суд Республики Беларусь однажды уже указывал Верховному Суду Республики Беларусь на недопустимость такого судебного толкования (см. решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 12.11.2002 N Р-151/2002 «Об определении понятия «доход» для целей квалификации незаконной предпринимательской деятельности при привлечении к уголовной ответственности»), однако данное обстоятельство почему-то не было учтено Верховным Судом Республики Беларусь.

Не останавливаясь на приведенных доводах М.Е.Денисюка в пользу его позиции, которые нам не представляются убедительными и которые были подвергнуты критике , отметим, что данное и подобные предложения по решению вопросов квалификации действий лица, использующего специального субъекта в качестве орудия преступления, вытекают из неправильного по сути или неточного понимания института посредственного исполнения преступления как универсального понятия Общей части уголовного права, применимого, на наш взгляд, только к случаям общего, а не специального субъекта преступления.

Институт посредственного исполнения преступления впервые нашел законодательную регламентацию в УК Российской Федерации и УК Республики Беларусь, принятых соответственно в 1996 и 1999 годах. Согласно части 2 статьи 33 УК Российской Федерации исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК Российской Федерации. В соответствии с частью 3 статьи 16 УК Республики Беларусь исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление, либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами, либо совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих в силу закона уголовной ответственности или совершивших преступление по неосторожности.

Из приведенных норм УК Российской Федерации и УК Республики Беларусь следует, что исполнение преступления может быть как непосредственным, т.е. когда объективная сторона преступления выполняется самим лицом, так и посредственным. При этом под посредственным исполнением понимается умышленное использование лицом для фактического совершения преступления другого лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу недостижения установленного возраста или невменяемости либо совершившего преступление по неосторожности (по УК Республики Беларусь), совершившего преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК Российской Федерации (по УК Российской Федерации).

Отметим сразу, что, несмотря на то что понятие исполнителя как вида соучастника раскрывается в статье, посвященной соучастию в преступлении, посредственное исполнение исключает соучастие в силу использования лицом для совершения соответствующего преступления ненадлежащего субъекта. Институт посредственного исполнения является самостоятельным институтом уголовного права, не входящим в институт соучастия, на что справедливо указывают специалисты . Хотя институт посредственного исполнения и регламентирован в статьях УК Российской Федерации и УК Республики Беларусь, посвященных соучастию, его размещение в них предназначено для отграничения соучастия в преступлении от случаев, когда к совершению преступления хотя и причастны несколько лиц, однако ни одно из тех, кто фактически выполняет объективную сторону преступления, не обладает признаками субъекта этого преступления или других обстоятельств, предусмотренных и УК Российской Федерации, и УК Республики Беларусь, либо не подлежит уголовной ответственности ввиду отсутствия умысла на его совершение (действует по неосторожности). Фактически в этом случае преступление совершается опосредованно руками лиц, непосредственно выполняющих объективную сторону преступления.

Между тем в литературе не всегда это необходимое свойство посредственного исполнения, отграничивающего его от соучастия, толкуется правильно. Например, по мнению российских исследователей Р.Осокина и А.Курсаева, посредственное исполнение теоретически возможно в двух случаях: 1) фактического посредственного причинения, когда общественно опасное деяние совершают лица с пороком воли (малолетние, невменяемые, действующие в состоянии заблуждения, физического или психического принуждения); 2) юридического посредственного причинения, когда общественно опасное деяние совершается лицом, не отвечающим признакам специального субъекта. В подтверждение возможности посредственного исполнения второго вида авторы приводят выдержки из пункта 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.05.2008 N 6 «О судебной практике по делам о контрабанде» и пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2000 N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», касающиеся квалификации действий лица, осуществлявшего перемещение товаров через таможенную границу через подставное лицо, а также должностного лица, предложившего своему подчиненному работнику дать взятку должностному лицу <1> . Однако в обоих указанных случаях Пленум Верховного Суда Российской Федерации предлагал квалифицировать действия лиц как соучастников, что, несомненно, никак не связано с посредственным исполнением преступления. Позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу сохранена и в ныне действующем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (см. пункты 15 и 19) .

<1> Оба указанных постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации ныне утратили силу. — Прим. авт.

Отметим также явную противоречивость приведенной позиции авторов, сформулировавших в другом месте этой статьи категорическое утверждение о том, что посредственное исполнение невозможно в преступлениях со специальным субъектом, при которых специфика общественно опасного деяния не позволяет переложить его совершение на других лиц .

В литературе для подтверждения вывода о возможности посредственного исполнения преступления со специальным субъектом приводятся и другие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Так, например, делается ссылка на пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» (далее — постановление Пленума N 64), согласно которому к субъектам преступления, предусмотренного статьей 199 УК Российской Федерации, могут быть отнесены не только руководитель организации-налогоплательщика, главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера), в обязанности которых входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий, но и лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера) . Однако в этом разъяснении Пленума Верховного Суда Российской Федерации речь идет не об опосредованном исполнителе преступления, а о лицах, которых следует относить к специальному субъекту этого преступления. В аналогичном контексте приводятся и другие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в которых также ведется речь о перечне лиц, подпадающих под понятие специального субъекта.

Заметим в связи с этим, что в отличие от белорусского подхода (постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь являются нормативными правовыми актами, которые не должны противоречить нормативным правовым актам большей юридической силы (законодательным актам), см. часть 11 статьи 2 Закона N 361-З) российское законодательство не придает постановлениям верховного судебного органа Российской Федерации статуса нормативного правового акта. Они являются разъяснениями судам по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации (см. подпункт 1 пункта 7 статьи 2, пункт 3 статьи 5 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», пункт 4 статьи 19 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации») и носят рекомендательный характер. К тому же рекомендация Пленума Верховного Суда Российской Федерации признавать специальным субъектом преступления лицо, не обладающее признаками специального субъекта преступления, фактически выполнившего действия, которые вправе было совершить только уполномоченное лицо (специальный субъект), едва ли является строгим толкованием уголовного закона и к тому же размывает приведенные выше основы уголовного права в части уголовной ответственности специального субъекта преступления. Подобные подходы не нашли поддержки у белорусских и украинских специалистов, занимающихся проблемами уголовной ответственности за экономические преступления .

В подтверждение указанного сошлемся на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.06.2011 N 852-0-0, принятое в связи с жалобой Лясниковой Г.О., оспаривавшей конституционность части 1 статьи 199 УК Российской Федерации, которая, по ее мнению, не соответствует статьям 18, 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку не содержит определения субъекта этого преступления и тем самым допускает возможность произвольного привлечения к уголовной ответственности.

Отказав в рассмотрении указанной жалобы, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что к субъектам преступления, предусмотренного статьей 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» УК Российской Федерации, могут быть отнесены руководитель организации-налогоплательщика, главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера), в обязанности которых входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий. Иными словами, Конституционный Суд Российской Федерации частично воспроизвел в своем решении пункт 7 постановления Пленума N 64 и указал источник такого заимствования. Остальная часть пункта 7 постановления Пленума N 64, допускающая в качестве субъекта этого преступления и лиц, фактически выполнявших обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера), т.е. лиц, не обладающих признаками специального субъекта указанного преступления, не была воспроизведена Конституционным Судом Российской Федерации , что, полагаем, было сделано осознанно ввиду спорности такой рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не основанной на уголовном законе.

3. Законодательство о посредственном исполнении и его оценка в науке уголовного права

Непонимание (искажение) смысла посредственного исполнения имеет место и в белорусских источниках. Так, по мнению белорусского исследователя А.М.Браусова, субъектом преступления, предусмотренного статьей 398 «Производство заведомо незаконного обыска» УК Республики Беларусь, может являться прокурор как в случае, когда он лично совершает данное следственное действие, так и при опосредованном исполнении (например, при даче прокурором императивных указаний по проведению данного следственного действия) . Данное утверждение вытекает, как представляется, из неверного понимания уголовно-процессуального закона. Вывод о прокуроре — опосредованном исполнителе не в полной мере сопрягается с предписаниями пункта 6 части 5 статьи 34 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — УПК Республики Беларусь), согласно которым письменные указания прокурора о производстве следственных действий, к числу которых относится и обыск, являются обязательными для исполнения нижестоящим прокурором, органом дознания и лицом, производящим дознание. Поскольку такое предписание является обязательным, то, выполняя его, названные лица должны представить прокурору для санкционирования соответствующее постановление о производстве обыска, эта процедура завершится дачей прокурором санкции на производство обыска.

Отдавая такое указание, прокурор замыкает на себе решение вопроса о проведении обыска. Последнее слово в этой процедуре остается за ним. И решение вопроса о том, быть или не быть обыску, остается за прокурором, а не за теми, кого он обязал принести ему постановление о производстве обыска.

В приведенной ситуации действия прокурора являются действиями специального субъекта преступления, то есть действиями исполнителя преступления.

В этом случае нет оснований говорить об опосредованном исполнении, поскольку согласно части 1 статьи 210 УПК Республики Беларусь постановление о проведении обыска должно быть санкционировано прокурором или его заместителем (согласно частям 2 и 3 статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обыск производится на основании постановления следователя, а обыск в жилище — на основании судебного решения). Дача санкции на проведение обыска — составная часть обыска. Участие прокурора в санкционировании обыска и есть непосредственное участие в преступлении в качестве исполнителя преступления, если дача санкции является заведомо для прокурора незаконной. Исключение составляют предусмотренные частями 1 и 3 статьи 210 УПК Республики Беларусь случаи проведения обыска, не требующие санкции прокурора, в которых прокурор не может выступать в качестве его исполнителя (обыск проводится по постановлению Председателя Следственного комитета Республики Беларусь, Председателя Комитета государственной безопасности Республики Беларусь или лиц, исполняющих их обязанности, либо в исключительных случаях, когда имеется реальное опасение, что разыскиваемый и подлежащий изъятию объект может быть из-за промедления с его обнаружением утрачен, поврежден или использован в преступных целях либо разыскиваемое лицо может скрыться).

Но вернемся к российским источникам, обращенным либо к специальному субъекту, либо к посредственному исполнителю преступления.

Как мы указывали в начале статьи, такие вопросы чаще всего возникают при квалификации действий, совершаемых от лица и (или) в интересах юридического лица (организации), при квалификации преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (экономических преступлений). На наш взгляд, даже в тех случаях, когда для уголовно-правовой оценки этих преступлений авторы обращаются к институту посредственного исполнения преступления, речь все же идет не о посредственном исполнении, а о расширении круга специальных субъектов. Например, И.В.Шишко предлагает расширительно толковать понятие специального субъекта по целому ряду экономических преступлений, ссылаясь на сложную структуру управления коммерческими организациями. По ее мнению, субъектом таковых может выступать не только руководитель, но и любое лицо, обеспечивающее управление юридическим лицом. Все зависит от возлагаемых на это лицо обязанностей . В контексте своих рассуждений автор предлагает главу 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности» УК Российской Федерации дополнить статьей 19.1 «Ответственность физического лица, представляющего юридическое лицо», в которой закрепить положение о том, что если физическое лицо представляет интересы юридического лица, то оно несет ответственность за преступление и тогда, когда не обладает признаками специального субъекта, описанного в соответствующей статье Особенной части УК Российской Федерации. При этом целью такого нововведения автор считает исключение возможности ухода таких лиц от уголовной ответственности под предлогом того, что они не обладают признаками специального субъекта преступления, и предлагает признавать их таковыми, если они представляют интересы юридического лица и действуют от его имени.

В обоснование этого предложения, в котором предусмотрена ответственность лиц, действующих от имени юридического или физического лица, делаются ссылки на уголовное законодательство ФРГ, Латвии и Испании. Так, в абзаце (3) параграфа 14 Уголовного кодекса ФРГ предусмотрено, что лицо, действующее в качестве представителя юридического или физического лица либо по их поручению, несет ответственность и в тех случаях, «…когда правовое действие, которое должно обосновывать полномочие на представительство или отношение поручения, является недействительным» . Согласно статье 12 «Ответственность физического лица как представителя юридического лица» Уголовного кодекса Латвийской Республики ответственность за преступное деяние в деле юридического лица несет физическое лицо, совершившее это деяние как представитель данного юридического лица или по его поручению либо находясь на службе юридического лица, а также как соучастник такого физического лица . Статья 31 Уголовного кодекса Испании предписывает, что тот, кто действует как руководитель или от имени юридического лица либо от имени или как представитель другого лица (по закону или по воле данного лица), отвечает лично, даже если он подпадает под условия, свойства или отношения, наличие которых необходимо для субъектов преступления, если под них подпадает организация или лицо, от имени или как представитель которого данное лицо действует . Однако вполне очевидно, что во всех этих случаях речь идет не о посредственном исполнении преступления, а о представительстве субъекта хозяйствования или физического лица, как официальном, так и основанном на полномочии на представительство или отношении поручения, являющихся недействительными. Во всех этих случаях на законодательном уровне устанавливается правило, согласно которому названные субъекты включаются в число специальных субъектов преступления.

Отметим также, что известный российский ученый В.Г.Павлов, много работ посвятивший субъекту преступления, в том числе и специальному, обратил также внимание на то, что в судебной практике встречаются случаи, когда лицо, не наделенное дополнительными признаками по отношению к общему субъекту, в силу разных обстоятельств выполняет функции или обязанности специального субъекта, но при совершении преступления не может быть привлечено к уголовной ответственности в силу того, что оно является ненадлежащим субъектом. При этом автор отмечает, что среди российских исследователей имеются те, кто считает, что в подобных случаях лицо не может нести ответственность по статьям о преступлениях со специальным субъектом, поскольку является ненадлежащим субъектом, хотя не исключается в отдельных случаях ответственность по другим статьям УК Российской Федерации как общего субъекта преступления . Оценку же этого явления В.Г.Павлов не дал, считая, что эта проблема требует дальнейшего изучения, а также современного теоретического и практического осмысления в новых условиях борьбы с преступностью .

Столь же осторожно поступил В.Б.Волженкин, анализируя ситуацию уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с организации (статья 199 УК Российской Федерации), совершаемого теневыми фактическими руководителями, вводящими в заблуждение официального руководителя организации или использующими состояние невменяемости, имеющееся у официального руководителя. Он лишь констатировал факт посредственного совершения указанного преступления, но не пошел дальше этого и не указал на то, что фактический руководитель должен нести уголовную ответственность за совершение указанного преступления в качестве его исполнителя .

Сошлемся и на выполненное под научным руководством профессора Б.В.Волженкина диссертационное исследование, специально посвященное посредственному исполнению преступления. Его автор Н.В.Баранков сформулировал положение, вынесенное на защиту, непосредственно относящееся к рассматриваемому понятию, под которым предложил понимать умышленное совершение преступления посредством умышленного использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК Российской Федерации, а равно посредством использования лиц, совершивших общественно опасное деяние по неосторожности. В развитие этого положения им указывается на невозможность посредственного исполнения преступления со специальным субъектом: «если лицо не в состоянии непосредственно совершить какое-нибудь преступление, исходя из того что оно не наделено определенной социальной ролью или правовым положением, то оно не может явиться и посредственным исполнителем такого преступления, поскольку природа социальной роли и правового статуса является персональной (невозможно нарушить обязанности, не выполнить долг, не имея их)» .

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ

1. Шишко, И.В. Экономические правонарушения: вопросы юридической оценки и ответственности / И.В.Шишко. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. — 307 с.

2. Клепицкий, И.А. Система хозяйственных преступлений / И.А.Клепицкий. — М.: Статут, 2005. — 572 с.

3. Есаков, Г.А. Уголовно-правовое воздействие и юридические лица / Г.А.Есаков // Уголовно-правовое воздействие: монография / под ред. А.И.Рарога. — М.: Проспект, 2012. — С. 252 — 284.

4. Хилюта, В.В. Уклонение от уплаты налогов: кто несет ответственность? / В.В.Хилюта // Промышленно-торговое право. — 2013. — N 3. — С. 48 — 49.

5. Хилюта, В.В. Субъекты налоговых преступлений (по состоянию на 18.11.2013) [Электронный ресурс] / В.В.Хилюта // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2014.

6. Лукашов, А.И. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты сумм налоговых платежей (часть 1) (по состоянию на 09.01.2014) [Электронный ресурс] / А.И.Лукашов // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2014.

7. Денисюк, М.Е. Опосредованное (посредственное) исполнение преступлений со специальным субъектом / М.Е.Денисюк // Промышленно-торговое право. — 2014. — N 7. — С. 83 — 86.

8. Лукашов, А.И. Посредственный исполнитель преступления со специальным субъектом: к вопросу о ломке концептуальных основ уголовного права / А.И.Лукашов, Э.А.Саркисова // Юстиция Беларуси. — 2014. — N 9. — С. 10 — 16.

9. Никулин, С.И. Виды соучастников преступления / С.И.Никулин // Энциклопедия уголовного права. Т. 6: Соучастие в преступлении. — СПб.: Издание профессора Малинина — СПб ГКА, 2007. — С. 123 — 189.

10. Осокин, Р. Посредственное исполнение / Р.Осокин, А.Курсаев // Уголовное право. — 2011. — N 2. — С. 64 — 68.

11. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2013. — N 9.

12. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2007. — N 3.

13. Лукашов, А. Бухгалтер как субъект уклонения от уплаты налогов / А.Лукашов // Экономическая газета. Информбанк. — 2010. — N 36. — С. 15 — 19.

14. Дудоров, О.О. Ухилення вiд сплати податкiв: кримiнально-правовi аспекти: монографiя. — К.: Iстина, 2006. — 648 с.

15. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.06.2011 N 852-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лясниковой Гульнисы Омаровны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. Россия / ЗАО «КонсультантПлюс». — М., 2015.

16. Браусов, А.М. Комментарий «Производство заведомо незаконного обыска (статья 398 Уголовного кодекса Республики Беларусь)» [Электронный ресурс] / А.М.Браусов // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2014.

17. Уголовный кодекс ФРГ: пер. с нем. — М.: ИКД «Зерцало-М», 2001. — 208 с.

18. Уголовный кодекс Латвийской Республики / науч. ред. и вступит. статья А.И.Лукашова и Э.А.Саркисовой. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2001. — 313 с.

19. Уголовный кодекс Испании / под ред. Н.Ф.Кузнецовой и Ф.М.Решетникова. — М: Издательство «Зерцало», 1998. — 218 с.

20. Аветисян, С.С. Соучастие в преступлениях со специальным составом: монография / С.С.Аветисян. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. — 463 с.

21. Корнеева, А.В. Теоретические основы квалификации преступлений: учеб. пособие / А.В.Корнеева; под ред. А.И.Рарога. — М.: ТК Велби, изд-во «Проспект», 2006. — 176 с.

22. Павлов, В.Г. Субъект преступления / В.Г.Павлов // Энциклопедия уголовного права. Т. 4: Состав преступления. — СПб.: Издание профессора Малинина — СПб ГКА, 2005. — С. 503 — 628.

23. Павлов, В.Г. Квалификация преступлений со специальным субъектом / В.Г.Павлов. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2011. — 374 с.

24. Волженкин, Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления) / Б.В.Волженкин. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. — 641 с.

Никого уже не удивишь такой должностью, как номинальный директор. Но, если налоговая инспекция, проводя проверку, выявит данный факт, то привлечения к ответственности не избежать. Но бывают случаи, когда без такого человека в деле не обойтись.

Кто такой номинальный директор

Это человек, принятый или выбранный на должность директора, но не преследующий цели исполнять свои руководящие функции. Пример такого руководства – фактический руководитель дисквалифицирован на определённый срок. Чтобы руководство предприятием осуществлялось без перебоев и в том же ключе, принимают на эту должность иного человека. Фактически он занимает руководящее кресло, а все управленческие и стратегические решения принимает бывший директор.

Чтобы правильно определить «номинальность», нужно выявить следующие признаки:

  • Лицо, назначенное на руководящую должность, отрицает факт своего назначения, руководства и выполнения полномочий. Данных о том, что произошла смена руководства, у надзорных органов нет.
  • Есть доказательства того, что этот человек передал свои личные данные для проведения регистрационных действий на возмездной основе.
  • Отсутствие человека на собраниях и деловых встречах, но его подпись стоит на документах.
  • Не может рассказать, какой именно деятельностью занимается его компания, не может описать стратегию развития.
  • «Массовость» – одновременное руководство несколькими фирмами.
  • Отсутствие фактической возможности управления. Например, руководителем назначен человек, который официально числится в числе умерших.

Обратите внимание! При наличии одного или нескольких признаков, чтобы привлечь к ответственности и наказанию подставного генерального директора ООО, нужно собрать доказательства.

Сбор доказательств

«Номинальность» директора выявляется надзорными органами. Но проверка по этому признаку может быть проведена по обращению третьего лица. Чтобы убедить инспекторов в серьезности заявляемых фактов, нужно собрать некоторые доказательства:

  • Показания свидетелей. В такой роли может выступать сам руководитель или прочие лица.
  • Результаты почерковедческой экспертизы. Она подтвердит тот факт, что данное лицо подписывало/не подписывало основные документы фирмы.
  • Отсутствие документальных подтверждений его реального руководства.

Обратите внимание! Если предприятие заключает реальные сделки со своими контрагентами с целью получения прибыли и продвижения на рынке, это сводит номинальность руководства к минимуму.

Человек, которого обвиняют в «номинальности», имеет право защищать свои права (например, его подставили). Он может предъявить доказательства своей непричастности к фирме. Это:

  • на документах отсутствует его подпись;
  • он не зарегистрирован в ЕГРЮЛ;
  • он не получал зарплату;
  • его почерк не совпадет с тем, которым подписывали документы (подтверждается почерковедческой экспертизой);
  • показания свидетелей;
  • справки с основного места работы подозреваемого;
  • прочие доказательства.

Не нужно самостоятельно отстаивать свои интересы. Так как по законодательству РФ в 2019 году предусмотрена уголовная ответственность номинальному директору. Поэтому рекомендуется обратиться за помощью к адвокату.

Ответственность

Уголовная ответственность за номинального директора и учредителя предусмотрена ст. 173.1 УК РФ. Наказание не зависит от того, был ли причинён реальный ущерб фирме или нет. Руководитель также может быть привлечён по ст. 173.2 УК РФ, так как подписывал документы, не имея на то законных полномочий.

Если деятельность такого руководителя привела к тому, что не были уплачены налоги или они платились не в полной мере, то фирму и руководство привлекут к уголовной ответственности. В зависимости от степени тяжести вины, можно «отделаться» штрафом, или реальным уголовным сроком.

Банкротство

В делах по признанию юридического лица финансово несостоятельным, с 2018 года номинального директора привлекают к субсидиарной ответственности. То есть, он отвечает по долгам фирмы, если у той не хватило собственного имущества для погашения долгов. При выявлении «номинальности» он также будет платить штраф.

Обратите внимание! Ответственности можно избежать, если доказать, что он не знал о своём «участии» в деятельности предприятия. Для этого нужно обратиться к юристу.

Наши услуги

Обратившись к нам, вы получите следующие услуги:

  • Консультация юриста – специалист даст ответы на все вопросы, изучит судебную практику, даст прогноз по данному делу, оценит шансы положительный исход дела.
  • Сбор доказательств невиновности клиента.
  • Выступление в суде от вашего имени.
  • Если судебное решение не устроит клиента, помощь адвоката будет заключаться в подготовке документов на апелляцию.

При необходимости, окажем психологическую поддержку.

Наши преимущества

Мы работаем для защиты прав клиентов. Принципы нашей работы:

  • честность;
  • добросовестность;
  • законность;
  • конфиденциальность;
  • профессионализм.

Вы можете обратиться за консультацией в любое время! Мы работаем круглосуточно, без выходных и праздников. Ждем вас на первую бесплатную консультацию.

При поиске подходящей работы многие сталкивались с вакансией «номинальный директор». Должность звучит солидно, вознаграждение предлагается достойное. Особая привлекательная службы – это то, что делать практически ничего не придется. Выглядит как идеальная работа. Но все ли так гладко, как представляется? На какие подводные камни можно натолкнуться? Какая ответственность за формальное управление компанией может наступить?

Кто такой номинальный директор

Номинальный директор организации – это подставной руководитель . Он имеет солидную должность, представительный кабинет, хорошую заработную плату, но не является фактическим управляющим компании.

К такой деятельности могут быть привлечены как юридические, так и физические лица . Практика вовлечения подобного лица распространена не только в России, но и зарубежном.

Особенно часто формальное управление используется при открытии компаний в оффшорных зонах или для сохранения индивидуальной конфиденциальности. Такой инструмент часто используется, когда по законам государства руководство фирмы может осуществлять только человек, имеющий статус гражданина страны.

Для чего необходим он

Можно выделить несколько наиболее частых причин, вызывающих необходимость в привлечении фиктивного управляющего:

Номинальный директор предоставляет возможность реальному владельцу не «светиться» под своим именем . За «продажу» своего имени и паспортных данных фиктивный руководитель получает достойное поощрение. При этом от него требуется соблюдение условий конфиденциальности и выполнение некоторых простых функций.

Функциональные обязанности фиктивного руководителя

При приеме на «работу» номинального руководителя нужно обозначить круг его обязанностей . Подобные отношения оформляются договором, в котором четко прописываются полномочия фиктивного директора. Особое значение уделяется пункту об имущественных правах и возможности распоряжения имуществом.

Подписание контракта чаще всего сопровождается оформлением доверенности на реального хозяина, который на ее основании может осуществлять любые действия от имени компании.

Если занимание фиктивной должности предусматривает наличие доли капитала или акции в данной компании, то они формально передаются подставному лицу. То есть при их получении номинальный учредитель письменно отказывается от своих прав на владение и получение прибыли.

Обычно на формального руководителя возлагаются следующие обязанности:

  • присутствие на важных встречах и переговорах;
  • право подписи договоров и других документов;
  • открытие сетов;
  • присутствие на рабочем месте в течение оговоренного времени.

Номинальный руководитель полностью подотчетен реальному владельцу . Поэтому любые его действия заранее оговариваются. Без подтверждения со стороны фактического владельца бизнеса он не может ничего подписывать, нигде присутствовать и тем более открывать счета.

В зависимости от целей найма номинального руководителя меняется и его круг обязанностей. Главное, что он не имеет права на любые самостоятельные действия в отношении управления организацией.

Чего опасаться

Номинальный директор у всех на виду. Он подписывает сделки, платежные документы и даже финансовую отчетность . Если наем произошел в солидную организацию целью которой является расширение бизнеса или сокрытие информации о его реальных владельцах, риск для подставного лица не большой.

С ним подписываются договорные отношения, в которых описываются не только его полномочия, но и ответственность. Часто в договоре оговаривается не только общая сумма вознаграждении, но и поощрительные выплаты за определенные действия. Например, подписание контракта – 3 тыс. рублей, платежного документа 500 рублей и тому подобное.

В договоре идет четкое разграничение ответственности и ограничивается доступ подставного лица к работе с акциями , крупным денежным и имущественным сделкам. То есть планируется «честный» бизнес, для которого необходим формальный представитель. При таких обстоятельствах риск ответственности у фиктивного директора минимальный.

Но если формальный руководитель необходим для создания фиктивной фирмы цель которой уход от налогов, мошенничество и другая теневая деятельность, то ответственность будет более высокой чем вознаграждение за «труд» .

Фиктивный директор необходим именно для того, чтобы реальный владелец мог уклониться от административной или уголовной ответственности.

Следовательно, если при всей привлекательности вакансии в ней прослеживается создание незаконного бизнеса, на нее не стоит соглашаться. Если только соискателя не привлекает участь Фукса – формального директора из «Золотого теленка», который профессионально отбывал наказание при любом режиме за чужие правонарушения.

Как вычислить подставного генерального

Если четко рассмотреть юридическую сторону вопроса – то номинальный директор это одно из лиц организации, на которого возложена юридическая ответственность . Подписывая документы, контракты, финансовую отчетность такой «руководитель» фиксирует свое согласие с их содержанием, поэтому уйти от ответственности ему не получится.

Не будем рассматривать законный бизнес, где все действия подставного лица регламентируется соответствующим контрактам. Рассмотрим, как определить фиктивного директора фирмы-однодневки, которая попала под внимание налоговой инспекции или других правоохранительных органов.

Обычно на подобные «подставы» соглашаются граждане, привлеченные солидным вознаграждением . Им разъясняют, что за номинальное управление не может быть ни какой уголовной ответственности, так как руководство фирмой осуществляется формально.

Чаще всего от такого руководителя требуется подписание учредительных документов и личная информация: паспорт, ИНН и прописка. Далее он получает ежемесячную премию, даже не появляясь в организации.

Когда начинают проводиться оперативно-следственные мероприятия, первое лицо к которому обращаются за разъяснением обстоятельств – директор фирмы . Вычислить его не составляет ни какого труда, так как вся информация о нем отражена в государственном реестре.

Как правило, такой человек не может дать ни каких вразумительных ответов на вопросы о деятельности фирмы, численности сотрудников их рабочих обязанностях, взаимодействии с другими организациями. Он не имеет понятия о том, как происходит управление фирмой и какие документы при этом подписываются.

В результате подставной управляющий, является косвенно замешанным в теневых махинациях . За такое «относительное» участие предусмотрена конкретная уголовная ответственность . В результате именно фиктивному директору придется доказывать свою непричастность, так как реальных владельцев бизнеса он может просто не знать.

В данной ситуации очень тяжело доказать свою непричастность к уголовным деянием. Поэтому устные утверждения о том: «Что я ничего не подписывал! Я ни в чем не участвовал!» являются слабым и тяжело доказуемым аргументом.

Какая грозит ответственность по законам РФ

В Российском законодательстве нет четкого юридического определения термина «номинальный директор» или «слуги формального управления». Зато четко предусмотрена уголовная ответственность.

Статья 173.2 как раз определяет наказания для граждан, которые передали оригинал или копию своего паспорта для регистрации предприятия. Также несут ответственность лица, которые выдали доверенность, дающую возможность от их имени открыть и регистрировать фирму.

Если «номинального директора» признали виновным по данной статье, ему грозит следующее наказание:

  • взыскание в пользу государства штрафа в размере от 100 до 300 тыс. рублей;
  • штраф равный среднегодовой заработной плате директора за календарный год;
  • обязательные общественные работы на благо государства не более 240 часов, но не менее 180 часов;
  • принудительное привлечение «фиктивного директора» к труду на срок до 2-х лет.

Такое наказание трудно назвать «несущественным риском» за небольшое вознаграждение.

Статья 173.1 предусматривает серьезное наказание за незаконную организацию или ликвидацию юридического лица. То есть человек, фактически не являющийся учредителем компании, но предоставивший о себе данные, которые затем были внесены в государственный реестр, является преступником.

За подобное деяние, предусмотрено следующее наказание:

При этом Российское законодательство четко определяет граждан, квалифицированных как подставные лица. А это как раз «номинальный директор» то есть человек, фактически не осуществляющий руководство организацией, но «продавший» свое имя.

Если обнаружиться, что уголовное деяние было совершено группой лиц, то уровень наказания значительно возрастает . Подставной фигурант может лишиться свободы сроком до 5 лет. Это очень дорогая плата за свои услуги.

Легких денег не бывает и за все в этой жизни приходится платить. Прежде чем согласится быть подставной фигурой за солидное вознаграждение стоит задуматься стоит ли временный доход лишения свободы или существенных штрафов. Не поддавайтесь на уговоры. Не передайте свой паспорт даже друзьям, которые уговаривают вас временно побыть учредителем компании. Как только возникнут первые проблемы, приятели исчезнут, а фиктивному директору придется лично нести за все ответственность.

В данном видео содержится дополнительная информация об ответственности подставного директора.

На рынке труда сегодня можно встретить массу необычных предложений, в том числе должность номинального директора предприятия. И зачастую бывает непонятно, что конкретно предполагает данное предложение и не является ли это мошенничеством.

С точки зрения современного законодательства, такое явление как номинальная должность само по себе не является нарушением. При этом на такие должности привлекают не только директоров, но и акционеров или даже секретарей. Есть специальные компании, которые занимаются тем, что имеют штат юр. и физ. лиц, которых назначают на номинальные должности.

Такой сотрудник имеет ограниченный круг прав и обязанностей, согласует свою деятельность с реальным руководством предприятия и выполняет функции, определенные ему нанимателем. При этом зачастую ему предоставляется право подписывать внутренние документы и, что немаловажно, нести ответственность за свои действия.

Важно учитывать, что такие сотрудники имеют ограниченный доступ к информации о деятельности фирмы. Поэтому для того, чтобы осуществлять такую деятельность они должны хорошо разбираться в той сфере, где работает данная организация.

Номинальный директор – лицо, зачастую, трудящееся по доверенности, в которой закрепляется круг его прав и обязанностей. Лицо, занимающее данную должность, выполняет распоряжения нанимателя и осуществляет управление фирмой в заранее оговоренном ключе. Все существенные вопросы согласовываются с фактическим руководителем фирмы.

Бывает, что номинальный директор используется вообще только, как лицо подписывающее документы и бумаги, которые ему направляет наниматель. Он даже может не знать, где расположен офис фирмы.

Помимо директора, номинальным может быть акционер. В данном случае на него оформляется часть акций компании, если их истинный владелец не желает фигурировать в официальном гос. реестре. При этом между сторонами заключается договор по которому ограничиваются права номинального акционера, а также указывается, что право на дивиденды по акциям принадлежат их реальному владельцу.

Иные номинальные должности используются достаточно редко и только в случаях, если по законодательству они должны присутствовать на предприятии, хотя фактически потребности в них нет.

Когда может потребоваться номинальный (фиктивный) директор?

Номинальный директор это фигура, которая осуществляет руководство предприятием, не имея при этом реального намерения заниматься указанной деятельностью. Также фиктивный начальник не обладает достаточными полномочиями, так как на практике выполняет задания нанимателя.

Исходя из этого, становится понятно, что фиктивным директором является лицо, назначенное на данную должность лишь номинально. На практике данный работник не выполняет обязанности, предусмотренные для этой должности. В данном случае реальное управление осуществляет владелец фирмы, по каким-то причинам не пожелавший афишировать свои данные.

Потребность в услугах фиктивного директора, зачатую, возникает при необходимости:

  • Скрыть информацию о реальном владельце предприятия или о лице, осуществляющем управление фирмой;
  • Создать условия для сохранения конфиденциальности совершаемых сделок;
  • Осуществления управления компанией, владелец которой находится в другой стране или является нерезидентом РФ;
  • Избежать привлечения к ответственности за проведение сделок между родственниками;
  • Включить в штат фирмы «нужных» людей и прочее.

Одной из отличительных особенностей номинальной должности является то, что за совершение действий фактическим руководителем, ответственность несет фиктивный директор. И так как доказать причастность к совершаемым действиям реального владельца фирмы бывает проблематично, то и наказание налагается на лицо, занимающее руководящую должность и чьи подписи стоят на документах.

Поэтому зачастую занимаются предоставлением услуг номинальных работников специальные компании, имеющие в своем штате специалистов и юристов, способных реально оценить риски. Также они изучают специфику деятельности компании, нюансы её работы и прочее. В таких компаниях на одного работника может быть зарегистрировано несколько фиктивных должностей, количество которых может доходить до 20.

Возможные риски номинального руководителя

Бытует мнение о том, что номинальные должности и их использование является мошенничеством. Но в действующем законодательстве такое понятие не фигурирует и само по себе правонарушением не является. Соответственно и возможности привлечения к ответственности за использование или работу на номинальной должности не предусмотрено.

В то же время, действующими нормативными актами запрещено организовывать фирму с привлечением подставных лиц. Но на практике доказать, что принятый на работу директор является таковым практически невозможно. Поэтому в данной сфере риски сторон – минимальны.

Опасность кроется в самом осуществлении трудовой деятельности фиктивным руководителем. Так как работа на номинальной должности предполагает подписание документов и совершение действий указанных нанимателем, лицо, её занимающее, зачастую не может контролировать этот процесс.

Основным и главным риском, который присущ должности номинально директора, является то, что, по сути, он несет ответственность за решения принятые другими людьми. Владелец компании может принять решение о проведении нелегальной сделки или использовании махинаций. Но в случае, если это вскроется, то ответственность за незаконные действия будет возложена на фиктивного директора, так как именно его подпись стоит на документах.

Доказать то, что номинальный директор не несет ответственности за совершенные действия практически невозможно. К тому же для этого ему придётся раскрыть то, что он является подставным лицом, за что он также будет привлечен к ответственности.

Поэтому гражданину, соглашающемуся на работу номинальным директором, следует учитывать все риски и возможные последствия такого решения. Прежде чем давать согласие, необходимо изучить деятельность фирмы, её специфику, понимать для чего конкретно его нанимают и какие цели преследуют.

Ответственность номинального (фиктивного) директора

Основной задачей фиктивного директора, по сути, является сохранение в тайне информации о реальном руководителе или владельце фирмы. В этом заинтересованы обе стороны, так как в случае выявления данного факта они могут быть привлечены к ответственности за организацию предприятия с привлечением подставного лица.

Что касается движения средств по счетам организации, то отвечать в данном случае будет не столько директор, сколько само предприятие в рамках имеющегося у него имущества. В тоже время при совершении противоправных действий с участием номинального директора, он может быть привлечен к административной или уголовной ответственности исходя их специфики совершенных правонарушений.

В случае выявления факта использования его как номинала, то к фиктивному директору, будут применены меры административного или уголовного наказания. Согласно действующему законодательству, он будет привлечен за участие в создании или реорганизации фирмы, без реального намерения осуществлять деятельность в данной сфере.

Нарушение норм административного законодательства, а именно ч.4 ст.14.25 КоАП влечет за собой наложение взыскания в виде штрафа в сумме от 5 тыс. рублей до 10 тыс. рублей. В случае повторного совершения аналогичных действий в отношении виновного лица может быть использована дисквалификация на срок до 3-х лет.

Уголовное наказание в отношении номинального директора предусмотрено ст.170.1, 171.1, 173.2 УК РФ. В качестве меры взыскания в данном случае может быть использован как штраф в размере до 300 тыс. руб., так и исправительные работы продолжительностью до 3-х лет. В особо тяжких случаях в отношении виновного лица может быть применено лишение свободы сроком до 5-ти лет.

При этом доказать причастность нанимателя фиктивного директора к правонарушению намного сложение, чем лица числившегося на этой должности. Поэтому и ответственность в итоге может нести только работник.